Пойди туда, не знаю куда

07/05/2009
Кира СТАНИСЛАВСКАЯ

На базе Харьковского экономико-правового института прошла так называемая «Весенняя академия НАТО», посвященная 60-летию Альянса. И выяснилось, что информировать население о деятельности НАТО лучше всего обучены люди из бельгийской штаб-квартиры и харьковские чиновники. А вот с представителями Кабмина, способными внятно ответить на интересующие вопросы, у нас пока туговато.

Мероприятие проходило в рамках повсеместного информирования о деятельности Северо-Атлантического Альянса. Поскольку перекраивать мозги пожилым людям, выросшим на советских стереотипах, европейцы не считают возможным, то логично было вплотную приступить к окучиванию молодежи. В основном участниками конференции были студенты и аспиранты, со смекалкой, разговорным инглишем и собственным опытом заграничных поездок. Так что многие вопросы ставили в тупик даже сотрудников брюссельской штаб-квартиры во время прямого телемоста.

Что уж говорить о наших, местных «специалистах» в данной тематике. Неприятно удивил аудиторию Александр Бабич, заместитель директора координационного бюро Европейской и Евроатлантической Интеграции Секретариата Кабинета Министров Украины. После унылого доклада, прочитанного с бумажки, делегат и на вопросы отвечал так же: вяло и неуверенно, коротко, но неясно.

На вопрос «Кто нам угрожает и почему мы должны входить в систему коллективной безопасности?» господин Бабич лишь повторил сказанное в докладе: дескать, Франция же вернулась в Альянс, и не потому, что ей кто-то угрожает, и в этом заключается ответ. Представитель Кабмина ответил на вопрос о финансировании программы информирования населения о НАТО лишь частично — сказал, что в госбюджете в связи с кризисом на это предусмотрено всего 500 000 грн, и этого недостаточно, но конкретную цифру по Харьковской области, в которую он, собственно, и ехал с докладом, назвать так и не смог. На вопрос о том, как соотносятся внеблоковый статус Украины, закрепленный в Конституции, и ее стремление вступить в НАТО, ответ был коротким: «На ваш вопрос ответ должны давать юристы». А на вопрос о связи между вступлением в НАТО и в ЕС Александр Бабич, неуверенно ухмыляясь и краснея, рекомендовал обращаться к вице-премьеру Немыре, а также продолжить дискуссию вне аудитории. Потрясающая компетентность и открытость…

Понятно, что единственный реально сведущий в этих вопросах человек в Кабмине — это Григорий Немыря, и он не может везде поспеть. И понятно, что вопросы НАТО — сейчас не самая главная проблема, которой занято правительство. Но делегировать в наш регион некомпетентного (или же просто неуполномоченного) сотрудника — это не есть хорошо. Потому как регион хоть и провинциальный, но стратегически значимый.

Как ни странно, более подкован был в вопросах евроатлантической интеграции Виктор Коваленко, начальник Главного управления внешнеэкономических связей и Евроинтеграции Харьковской облгосадминистрации. Может быть, потому, что рассказывал о конкретных вещах на вверенной ему территории — информационных стендах в библиотеках, тематических конференциях, проведенных в вузах области, налаживании дружественных связей со странами — членами НАТО. Но как глава городского союза ветеранов Афганистана, Коваленко заметил, что сам находится в щепетильной ситуации — его коллеги часто упрекают его в симпатии к Альянсу, который поставлял оружие моджахедам во время афганской войны. В ответ чиновник рассуждает об экономике: харьковское машиностроение получило бы крупные заказы, будучи в Альянсе, и люди не сидели бы без зарплаты…

Наиболее обстоятельно на вопросы отвечал сотрудник отдела сотрудничества с Украиной и Россией департамента политических дел и политики безопасности штаб-квартиры НАТО Гаель Мулек. Говорил он много и по существу, и привел некоторые опровержения и подтверждения основных мифов, а также нестыковки, которые есть, но обычно не приходят в голову даже нашим политикам.

С понятием «консенсус», которое лежит в основе механизма принятия решений в Альянсе, все очень сложно. По словам господина Мулека, в Альянсе действует так называемый «консенсус по-западному» — когда те, кто в итоге соглашаются, перед этим долго торгуются. Решение (допустим, об участии в военной операции) принимается коллективно, и если хоть одна страна выскажется против, обсуждение продолжится до тех пор, пока не будут учтены все ее требования и решение не станет единогласным. В то же время, любая страна, даже проголосовав политически за начало операции, физически может не участвовать в ней: отправлять контингент в «горячие точки» или нет — это уже личное дело каждой страны-члена. В общем, границы общего решения и индивидуальных позиций очень размыты. Украина интересует Альянс не как поставщик военного контингента, а как еще один добрый сосед, который примет европейские принципы сожительства. Плохие последствия для Украины при вступлении в НАТО, по словам Мулека, могут наступить только в том случае, если украинские политики втянут страну в Альянс, невзирая на мнение населения. Потому и стратегия относительно Украины и Грузии принципиально отличны — ведь в Грузии у НАТО гораздо больший процент поддержки. С этим связаны и месседжи в украинском политикуме о том, что без членства в НАТО Украину не примут в ЕС. Господин Мулек подчеркнул, что между этими двумя процессами интеграции нет взаимосвязи, просто украинские политики понимают, что поддержка ЕС в Украине намного выше, и манипулируют этим. Что до отношения России, сотрудник штаб-квартиры заметил, что, судя по высказываниям российских политиков, Украина должна будет выбрать: либо продолжать тесное индустриальное сотрудничество с Россией, либо вступать в Альянс и выполнять его заказы, уже на более высоком техническом уровне. Звучали вопросы и о протестах против НАТО на территории стран-членов — возможно ли, что и европейцы плохо информированы? На что Гаель Мулек иронично заметил: «Возможно, они слишком хорошо информированы…»