Украина сказала НАТО «Нет». Сербии следует поступить так же.

25/03/2010
Срджа Трифкович
Исполнительный директор Фонда изучения Балканских стран им.Лорда Байрона.

Украина собирается принять закон, по которому страна никогда не сможет вступить в НАТО, и Сербия тоже должна принять такое же решение. Белградское правительство всё ещё хочет попытаться вступить в НАТО, к чему его подталкивают различные плохо информированные и к тому же необязательно благожелательные американские элементы, например — сенатор Джордж Войнович (George Voinovich). Подобные рекомендации противоречат интересам Сербии и угрожают миру и стабильности на Балканах.

«Воздушная война», которую Билл Клинтон вёл против сербов одиннадцать лет назад, стала поворотным пунктом в процессе превращения НАТО из оборонного альянса в наднациональную службу безопасности, функционирующую на основе доктрины «гуманитарной интервенции». Таким образом, оборонный альянс образца 1949 года мутировал и к 1999 году превратился в откровенного агрессора. Те бомбёжки сыграли важную роль в пересмотре Россией своего отношения к НАТО. В глазах русских произошедшее означало, что НАТО пытается доказать, что оно является главенствующей силой в Европе после «холодной войны», а США — что они играют ведущую роль в альянсе. Косовская война в большей, чем любое другое событие в постсоветскую эпоху, степени выявило новое отношение Москвы к проблемам безопасности. Прошло десять лет, и в доктрине национальной безопасности, утверждённой президентом Медведевым в мае 2008 года и повторно — этой зимой, НАТО было определено в качестве угрозы национальной безопасности России.

«Подводные камни». Если Сербия вступит в НАТО, перед ней неизбежно встанут две большие проблемы: резкие внутренние разногласия, из-за которых ещё больше пострадает стабильность ситуации в стране, и ответные меры России. Что будет делать вступившая в НАТО Сербия, если США попросят её разместить на своей территорией элементы системы защиты от баллистических ракет, что уже согласилась сделать Румыния? Россия отнюдь не станет относиться к Сербии как к дружественной стране, а по полному праву сделает американские объекты на территории Сербии мишенью для своих ракет. Москва считает, что планы размещения объектов ПРО в Восточной Европе угрожают главнейшим интересам безопасности России, так как её потенциал отражения ядерной угрозы будет резко ослаблен.

НАТО и то, на что Вашингтон пытается его употребить, представляет собой сплошной узел противоречий. Со стороны кажется, что НАТО является тем же, чем всегда было, то есть оборонной организацией, предназначенной для обеспечения коллективной безопасности. Изнутри, однако, картина совершенно иная. Задачей НАТО было сдерживание СССР, который все считали опасным, с помощью создания схемы коллективной безопасности: нападение на любую страну альянса рассматривалось как нападение на весь альянс. У НАТО была доктрина ведения войны, но доктрина эта была преимущественно оборонительной, и успех с её помощью был достигнут небывалой, но теперь, когда марксизм-ленинизм успешно отправился на свалку истории, НАТО из оборонного союза, предназначенного для отражения общей опасности, превратилось в инструмент, с помощью которого США добиваются для себя мирового господства.

Благодаря своему географическому расположению Россия контролирует перекрёсток евразийских дорог и имеет доступ к громадным запасам природных ресурсов. Вашингтон жаждет заполучить эти ресурсы легко и дёшево, и Россия — у него на прицеле, а у США в дополнение к геостратегическим амбициям есть ещё и идеология. Бывший госсекретарь США Кондолиза Райс описала её коротко и ясно: в своей внешней политике США не делают различий между идеалами и собственными интересами, потому что, по её утверждению, это одно и то же. Внешняя политика США сама по себе тождественна ценностям, и США в своём стремлении победить не остановятся ни перед чем. Мир разделён на два лагеря: в одном — страны, разделяющие ценности США, в другом — страны вроде России и Китая, которые обречены иметь меньшее значение, потому что их отношения с США «основаны в большей степени на общих интересах, чем на общих ценностях». Некоторые высказывания Райс отражают мировоззрение, напоминающее ранних большевиков с их революционным динамизмом: «Задача Америки — изменить мир по собственному образу и подобию... Старая дихотомия идеализма и реализма никогда не имела отношения к США, потому что мы не считаем, что наши национальные интересы и наши ценности могут расходиться... Мы предпочитаем иметь превосходство в силе, отражающее наши ценности, а не поддерживать баланс сил, который их не отражает. Мы принимали мир таким, какой он есть, но никогда не признавали, что не в силах изменить его».

Неважно, будем ли мы рассматривать внешнеполитический курс США через призму геостратегии или же через призму идеологии: Россия в любом случае будет стоять у НАТО на пути. НАТО стало важным инструментом, с помощью которого Америка переделывает мир по своему образу и подобию. Если Сербия вступит в НАТО, Белград тем самым запишется в ряды крестоносцев, которые возьмут Москву в кольцо ради выгоды тех, кто одиннадцать лет назад семьдесят восемь дней бомбил Белград. Подобную политику нужно назвать не только пораженческой с точки зрения геополитики, но и преступной — с моральной.

В момент крайней слабости — политической, экономической, военной и моральной — Сербия должна не прекращать соблюдать свой главный национальный интерес, а именно — поддерживать дружественные отношения с Россией. Это не может произойти и не произойдёт, если Сербия начнёт совершать провокационные акции наподобие вступления в НАТО, стремящегося взять Россию в кольцо. Вырабатывая свою концепцию безопасности, Белград должен применить определённые критерии, основанные на простом понимании национальных интересов Сербии. Среди этих критериев должны быть следующие:

  • обращать внимание на издержки. Форсированная модернизация, без которой невозможно добиться соответствия стандартам НАТО, перегрузит и подорвёт и без того ослабленную сербскую экономику;
  • отказ от применения сербских военнослужащих в качестве пушечного мяса в войнах, не связанных напрямую с национальными интересами страны (например, в афганской);
  • сопротивление втягиванию в геостратегические союзы, не отвечающие национальным интересам, категорически отвергаемые общественным мнением Сербии и могущие лишь усугубить трения в регионе.

Сербия должна отыскать своё место в архитектуре европейской безопасности, которое будет соответствовать (и уравновешивать) разнообразным схемам безопасности, выработанным европейскими государствами. Среди этих стран — члены НАТО (от Португалии и Эстонии до Исландии и Греции), западноевропейские страны, не входящие в НАТО (Австрия, Ирландия, Финляндия, Швейцария и Швеция), бывшие коммунистические страны, мало заинтересованные во вступлении в НАТО (Украина, Белоруссия, Грузия), а также Россия, составляющая отдельную категорию.

Если учесть фактор Европейского союза, то реальная картина становится ещё более сложной. Некоторые страны входят в состав и НАТО, и ЕС (Франция, Германия, Великобритания, Польша, множество других), некоторые — в ЕС, но не в НАТО (Австрия, Ирландия, Кипр, Мальта, Финляндия и Швеция), некоторые — в НАТО, но не в ЕС (Норвегия, Турция, Хорватия и Албания). Отказываясь от членства в НАТО и работая над созданием новой стратегии обеспечения безопасности, Сербия создаст такую схему безопасности, которая не только обеспечит удовлетворение её собственных потребностей, но и будет обслуживать всю Европу. Сербия идеально подходит на роль страны, призванной преодолеть искусственное разделение Европы на «цивилизационные блоки» и послужить мостом между разными частями глобальной Европы. Для Сербии это — намного лучшее будущее, чем служить яблоком раздора, раздражающим фактором в отношениях Востока с Западом и сателлитом отдалённой, ненадёжной и зачастую опасной иностранной державы.