Сергей Тигипко: Румыния — наш сильный и опасный конкурент

09/06/2010
В Румынии состоялись президентские выборы.
Виктор ИВАНОВ

Увлеченные взаимной борьбой украинские политики в этот раз вообще не обратили внимания на это событие. А ведь пять лет назад политические процессы в двух странах развивались почти синхронно, были схожи по накалу борьбы, и даже торжествовавшая в Румынии оппозиция во главе с Траяном Басеску использовала в своей кампании тот же цвет, что и команда Виктора Ющенко Однако «дружбы между революционерами» не вышло. От правления «оранжевых» и в Киеве, и в Бухаресте постоянно выигрывал только последний. Почему так произошло и кем является сегодня Румыния для Украины — другом, партнером или опасным соперником, мы решили побеседовать с Сергеем Тигипко, единственным среди ведущих украинских политиков, который в своей кампании постоянно затрагивает «румынскую тему»

Сергей Леонидович, после почти одновременной победы на выборах в 2004 году Басеску в Румынии и Ющенко в Украине многим казалось, что все существовавшие до того украинско-румынские противоречия будут легко разрешены. Однако на деле если какие-то вопросы и ушли, как, например, раздел шельфа в районе острова Змеиный, то решены они были однозначно в пользу Бухареста. В чем причина?

Причина в неверном понимании, что такое Румыния и каковы ее базовые национальные интересы. Многие знают о концепции «Москва — Третий Рим», часто используемой для рассуждений о природе российского великодержавия. Гораздо меньше в Украине знают о том, что по другую сторону от нашей страны есть еще одно государство, претендующее на статус наследника Рима. Само название Румыния происходит от латинского слова «римский». Элита в Бухаресте мнит себя продолжателем некоей цивилизаторской миссии античной империи и свысока смотрит на своих славянских и венгерских соседей, которые якобы не могут похвастаться столь древним благородным происхождением. Нужно правильно понимать, что идея Великой Румынии появилась еще до того, как по итогам Первой мировой войны Бухарест в два раза увеличил территорию, находившуюся под его контролем, в том числе силой присоединив Бессарабию и Буковину. И эта мировоззренческая установка румынского истеблишмента совершенно не зависит от имени президента страны. Румынские политики могут отчаянно воевать между собой, пытаться устроить друг другу импичмент, но в отличие от украинской элиты понимание внешнеполитических интересов страны у них одно на всех: Румыния должна вернуть отнятые у нее Советским Союзом в 1940 году земли (а сегодня они поделены между Республикой Молдова и Украиной) и стать региональным лидером в Восточной Европе. Этим задачам подчинена вся логика румынской политики на украинском направлении. Мы для них не только потенциальный территориальный донор, но и нежелательный соперник в борьбе за экономическое и политическое преобладание в регионе.

Однако у нас принято считать, что Румыния является одним из так называемых адвокатов Украины в ЕС и НАТО...

Считаю такую постановку вопроса в принципе некорректной. Никаких адвокатов в Европе у нас нет. Посмотрите, как буквально на днях премьер Словакии — одного из таких адвокатов — рассказывал на встрече с Путиным в Москве о том, что, оказывается, Братислава в ходе прошлогодней «газовой войны» полностью разделяла позицию России и считала подходы Украины к проблеме в корне неверными. А ведь тогда Словакия председательствовала в ЕС. Тем более смешно называть нашим европейским проводником Румынию. Бухарест всячески использует свое членство в ЕС и НАТО для оказания давления на Украину и дискредитацию нашей страны в глазах Запада. Достаточно вспомнить, какую кампанию против строительства судового хода Дунай — Черное море в гирле Быстрое румыны устроили при помощи своих друзей в Евросоюзе. И ЕС в украинско-румынских спорах выступает на стороне Бухареста. Не стоит забывать, как Брюссель заставил нас отменить визы для граждан Румынии на том основании, что они не нужны жителям других членов ЕС. А ведь перед таким шагом мы могли бы хотя бы добиться от Бухареста свертывания практики раздачи паспортов нашим гражданам. 28 октября этого года румынский парламент принял закон, в соответствии с которым право на гражданство Румынии получили все проживавшие на ее территории в границах с 1917 по 1940 год и их потомки до третьего колена. Таким образом, большую часть жителей Черновицкой и юга Одесской области можно сделать румынами, что будет размывать украинский суверенитет над этими землями. И Евросоюз не обращает никакого внимания на эти действия. Более того, ЕС фактически поощряет паспортный экспансионизм Бухареста. Например, Евросоюз поручил именно Румынии координацию работы Единого центра выдачи виз гражданам Молдовы. Ясно, что у выступающих против идей вхождения республики в состав Великой Румынии сразу выдачи проблемы с поездками в Европу.

Это политические вопросы, а в чем проявляется негативное влияние Румынии на украинские экономические интересы?

На ситуации с разделом шельфа, в результате которого 80% спорного участка досталось румынам, а вместе с ним и почти все разведанные силами украинских компаний месторождения нефти и газа, подробно останавливаться не буду. Менее известно, что Бухарест делает все возможное, чтобы лишить Украину даже гипотетической возможности стать транзитером каспийских углеводородов в страны ЕС. В июле Румынию посетил президент Азербайджана Ильхам Алиев. По итогам визита была подписана «Совместная декларация о согласии на установление стратегического партнерства». Подобный шаг говорит о многом, если учесть, что Азербайджан является второй страной, с которой Румыния подписала подобный документ. Первой были США. Среди приоритетов энергетического сотрудничества между Баку и Бухарестом — газопровод Nabucco, газовый терминал в Констанце и нефтепровод Констанца — Триест — прямой конкурент маршрута Одесса — Броды — Плоцк. И у Бухареста есть ряд конкурентных преимуществ перед Киевом: возможность лоббировать азербайджанские интересы в ЕС, меньшая протяженность маршрута, неопределенность перспектив достройки украинской трубы до польского Плоцка. Наконец, румынская компания Transgaz является участником важного для Азербайджана проекта Nabucco.

Другим транзитным вопросом, в котором наши интересы сталкиваются, является судоходство по Дунаю. Стоимость услуг по проводке судов с Дуная в Черное море и обратно и связанные с этим портовые услуги приносят около 200 млн. евро ежегодно. К сожалению, в основном не Украине. В начале 2000-х украинская сторона попыталась восстановить судоходство в своей части дельты за счет дноуглубительных работ в гирле Быстрое, однако в 2005 году финансирование этого проекта прекратилось — «оранжевые» власти не хотели огорчать румын. Это позволило Бухаресту сохранить монополию на проводку судов по маршруту Дунай — Черное море. Критикуя наш проект, румыны мотивировали это заботой об экологии. При этом в 2007 году они сами начали активно углублять каналы на своей территории, что не только наносит вред окружающей среде, но и ведет к заиливанию украинских судовых ходов и изменению фарватера Дуная в пользу Румынии. Нам надо срочно отбросить все европейские сантименты и возобновить работы в гирле Быстрое. В случае достройки этого судового хода мы сможем перехватить до 60% грузопотока в силу его более удобного фарватера, чем у румынских конкурентов.

Почему Киев все время уступает в конкуренции с далеко не самой сильной европейской страной?

Потому что румыны четко понимают свои интересы и не гнушаются никакими методами в их реализации. Вспомните, как они подкупали украинские экологические организации, чтобы те протестовали против дноуглубительных работ в устье Дуная. Украинская же власть в последние пять лет больше пыталась понравиться ЕС и НАТО и заполучить их поддержку в регулярных конфликтах с Россией, нежели заботилась о наших интересах на западном направлении. Да, статус важнейшего союзника США в Юго-Восточной Европе, членство в Альянсе и Евросоюзе помогают Румынии, но главная причина наших неудач в нас самих, в неправильной расстановке приоритетов, граничащей с откровенным предательством национальных интересов.

У румын есть масса слабых сторон. Бухарест имеет напряженные отношения и территориальные споры со всеми своими соседями — Венгрией, Болгарией, Сербией. В самом ЕС Румыния имеет ограниченные права, поскольку по многим правовым, экономическим, демократическим критериям не соответствует стандартам Евросоюза. Наконец, несмотря на активные попытки Бухареста дружить с Москвой против Украины (в частности, румыны хотели понравиться Кремлю, мешая интеграции Киева в НАТО), между этими странами нет доверия. И если мы перестанем постоянно ссориться с Россией, то сможем использовать эти противоречия в наших интересах. Румыния — наш сильный, решительный конкурент, целенаправленно работающий против наших интересов, использующий нашу слабость для собственного укрепления. Это не значит, что румыны — враги, с которыми нельзя сотрудничать. Нам необходимо партнерство, а не игра в поддавки. Мы должны стать внутренне сильными, консолидированными и не менее настойчивыми в отстаивании своих интересов, чем они.