Новая архитектура безопасности для Европы: возможности для Украины в 2010 году

03/12/2009

Существуют основания для осторожного оптимизма, что приход в Киеве нового президента в следующем году будет означать конец неразумной и контрпродуктивной убежденности нынешней администрации в том, что все проблемы Украины могут быть решены “евро-атлантической” интеграцией, под которой имеется ввиду не только членство в Европейском Союзе, но в НАТО. Первоочередным приоритетом нового правительства станет отказ от тупикового курса последних пяти лет и совместная работа с другими государствами по формированию стабильной, сбалансированной и долгосрочной замены биполярной системе европейской безопасности, которая рухнула вместе с берлинской стеной, оставив статус Украины в сфере безопасности неопределенным.

Признание провала “евро-атлантизма” . . .

Начиная с первого раунда расширения НАТО при президенте Билле Клинтоне в 1998 году (за которым последовала агрессия НАТО в Косово в 1999 году), с последовавшим за ним в 2004 году при президенте Джордже Буше-младшем ускорением в рамках второго раунда расширения, “рецептом”, прописанным Вашингтоном для Украины по вопросе ее безопасности, был тот же однотипный ответ: расширение НАТО. Правительство Ющенко, которое само по себе является результатом вмешательства Вашингтона, искренне подписалось под этим неудачным проектом, несмотря на то, что никогда получало и не пыталось получить одобрения на это со стороны народа.

Теперь пять лет спустя мы имеем возможность лицезреть последствия для населения Украины попытки принять за основу политики страны представления, которые не имеют ничего общего с реальными потребностями ее развития. Хотя другие страны также пострадали от глобального экономического кризиса, который сам по себе в значительной мере явился следствием финансово-экономической политики США, призванной обеспечить проецирование американской мощи в глобальном масштабе за счет подрыва благосостояния американских граждан, Украина пострадала непропорционально больше других: ВВП снизился на 17.8%, экспорт на 49.4%, реальная заработная плата на 53.8%, а общий долг достиг 80% ВВП. Единственным “успехом”, на который смог указать г-н Ющенко, стало то, что ему удалось “уговорить” Международный Валютный Фонд выделить кредит в $16 миллиардов долларов (который, как следует признать, позволил стабилизировать гривну и избежать паники) и предоставить впоследствии два кредитных транша несмотря на многочисленные нарушения условий предоставления кредита. Вердикт электората по результатам такой “успешной” работы будет вынесен всего через несколько недель.

. . . и поиск альтернатив

Как представляется, украинские политики все более склонны говорить разумные вещи о геополитике. Это происходит вследствие стечения целого ряда объективных факторов, в силу которых внешняя политика и политика в области национальной безопасности Президента Ющенко стали очевидно неактуальны: украинская экономика поддерживается за счет внешней помощи, Франция и Германия тверды в своем отказе допустить Украину как в НАТО, так и в Европейский союз, а Вашингтон, будучи в состоянии банкротства и перенапряжения сил, стремиться к “перезагрузке” отношений с Москвой. Кроме того, США полностью заняты тем, чтобы не допустить появления исламского халифата с ядерным оружием в Южной Азии.

Хотя уходящая администрация Ющенко неизменно проявляла готовность к участию в окружении России, два кандидата, которые имеют самые высокие шансы получить наибольшее число голосов 17 января - премьер-министр Юлия Тимошенко и лидер оппозиции Виктор Янукович, по всей видимости намерены работать с Москвой конструктивно, при этом второй выступает против членства в НАТО, а первая высказывается за то, чтобы этот вопрос был отложен на отдаленное будущее.

Даже кандидат, который позиционировал себя как наследник прозападной “Оранжевой революции”, бывший министр иностранных дели спикер Верховной Рады Арсений Яценюк, принялся агитировать за возрождение “Киевской Руси”. Это предполагает создание таможенного союза в составе семи бывших советских республик, включая Россию и Украину, со штаб-квартирой в Киеве. Можно спорить о практической реализуемости такого предложения, но оно несомненно указывает на готовность к сотрудничеству с Москвой.

К счастью, украинский политический класс, похоже, как никогда раньше осознал эту насущную необходимость. Стоит посмотреть на взгляды кандидата в президенты и бывшего председателя Национального Банка Сергея Тигипко. В пространном материале, опубликованном в прошедшем сентябре в украинском издании ”Комсомольской правды” г-н Тигипко громко призвал к внешней политике, основанной на национальных интересах. Он пишет о том, что политика Киева в течение последних пяти лет состояла в том, чтобы “быть участником санитарного кордона” вокруг России, и эта политика, по его словам, нанесла “огромный экономический ущерб” Украине, ослабила позиции Украины на постсоветском пространстве и превратила Москву в “мощную силу, действующую против украинских интересов”.

Он мог бы добавить, что химера евро-атлантической интеграции заслонила для Украины ее реальные внешнеполитические интересы, т.е. необходимость выработать способ взаимодействия с Москвой и улучшить отношения с Берлином и Парижем.

Г-н Тигипко критикует г-на Ющенко за то, что он сложил все яйца Украины в одну американскую корзину и указывает на то, что приход к власти Обамы выявил то, что такая политика является “полным анахронизмом.” Он пишет, что: “Даже Вашингтон” не находит внешнюю политику г-на Ющенко “интересной”, что является явным указанием на желание администрации США осуществить перезагрузку отношений с Москвой. Вместо этого Украине нужна “многовекторная политика”, которая ставит целью продуктивные отношения с Европейским союзом, Россией и Соединенными Штатами, а также с такими важными ближайшими соседями как Грузия, Армения, Азербайджан и Турция.

Программа на будущее

С учетом всего вышесказанного как должна выглядеть внешняя политика и политика в области национальной безопасности при следующем правительстве, которое будет сформировано в начале 2010 года?

Преемнику Президента Ющенко придется сосредоточить внимание на приведение в порядок украинской экономики, а это предполагает освоение тех экспортных рынков, на которых страна способна конкурировать прежде всего с продукцией металлургии, химической промышленности и машиностроения. Это в свою очередь потребует изменения политического ландшафта в Украине и беспрецедентного уровня взаимодействия между политическими партиями. Для этого также потребуется положить конец бесконечным политическим кризисам, которые г-н Ющенко лишь углубил своими попытками загнать страну в иностранный военно-политический союз, против чего неизменно выступают большинство украинцев. Политика правительства на этом направлении отвлекла Украину от критически важной задачи внутреннего экономического развития и привела к неизбежному тупику, имеющему в своей основе глубокие региональные различия внутри страны. В этом смысле она лишь способствовала тому, чтобы иностранные державы рассматривали Украину как площадку для борьбы за политическое и геостратегическое влияние.

Неприсоединение и широкое сотрудничество

Вместо этого Украине следует стремиться к постоянному статусу неприсоединившейся страны в рамках новой европейской системы безопасности, активным сторонником которой должно выступить правительство. Это означает конец роли НАТО как доминирующей структуры безопасности в Европе. Хотя НАТО не исчезнет еще долго, новая европейская система безопасности должна основываться на следующих элементах:

  • Взаимопонимание между НАТО, Европейским союзом (в рамках Европейской политики безопасности и обороны) и имеющей штаб-квартиру в Москве Организацией Договора Коллективной Безопасности (ОДКБ). Оно должно быть формализовано посредством установления организационных связей между тремя организациями, включая создание Координационного Совета НАТО-ЕС(ЕПБО)-ОДКБ под эгидой Совета безопасности ООН.
  • С учетом угрозы глобального террористического джихада, исходящей, в частности, из Южной Азии (в особенности из Афганистана и Пакистана), Центральной Азии, Кавказа и Балкан, любая новая панъевропейская система по безопасности и сотрудничеству должна быть открыта для участия Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС). (ПРИМЕЧАНИЕ: Организация Договора Коллективной Безопасности со штаб-квартирой в Москве и Шанхайская Организация Сотрудничества подписали соглашение о сотрудничестве в октябре 2007 года в Душанбе, но НАТО не является стороной, подписавшей это соглашение.)
  • Создание Центрально-Европейского Совета безопасности под председательством Германии и России, в состав которого войдут страны Центральной и Восточной Европы, включая членов НАТО и ОДКБ, и неприсоединившиеся страны. Это должно сопровождаться прекращением на постоянной основе приема каких-либо новых членов в любой из альянсов в пределах такой зоны. Также как устойчивость мира в Западной Европе начиная с 1950- годов основывается на фундаменте политического сближения и экономического партнерства Франции и Германии, все более тесный симбиоз между Германией и Россией, прежде всего в сфере энергетики, указывает на путь для аналогичной и давно назревшей стабилизации на Востоке.
  • Выход Украины из так называемой группы “ГУАМ” (Грузия-Украина-Азербайджан-Молдова) - структуры, которая по замыслу инициаторов (главным образом г-на Ющенко и г-на Саакашвили) была задумана для намеренного провоцирования России. Выход Украины из этого несерьезного объединения должен стать одним из первых шагов следующего Президента Украины.
  • Закрепление Украиной постоянного статуса неприсоединившейся страны, не входящей в какие-либо политические альянсы: следующий президент должен придать твердый и необратимый характер решению Украины по “отказу” от членства в НАТО. При сохранении участия в программе НАТО “Партнерство во имя мира” и Совете НАТО-Украина Киеву следует параллельно развивать связи с ОДКБ.
  • Формальный отказ Киева от “евро-атлантической” интеграции как принципа политики, а также от самого термина “евро-атлантический”, который при всем его обильном использовании в официальных и неофициальных документах все еще не получил четкого определения, кроме того, что он подразумевает крайнюю значимость мнения Вашингтона.
  • Жест, который не имеет явной связи с вышеуказанным - придание русскому языку официального статуса наравне с украинским. “Евро-атлантический” курс, на который Украина тратила свое время, имел следствием мощнейшее проявление внутренних региональных, религиозных и языковых противоречий, и по сути сводился к тому, что: “Запад - это хорошо. Восток - это плохо.” Для продвижения вперед Украине следует преодолеть убежденность в том, что один регион страны с его уникальным историческим сознанием имеет моральное право поучать и, в конечном итоге, трансформировать другие регионы. С политической, экономической и международной точек зрения курс Украины должен являться отражением консенсуса между ее регионами со всеми их различиями. Языковое равенство является для этого важной отправной точкой.
  • Назначение новым президентом Специального Представителя по новому Европейскому Договору о безопасности, основанному на российских предложениях (см. ниже).

Новый Договор о безопасности

29 ноября 2008 года правительство Российской Федерации обнародовало текст проекта Договора о европейской безопасности. Пока что западные правительства хранят молчание по поводу того, что они собираются (и собираются ли) делать с российским предложением, хотя, официальная Москва и прежде всего Президент Дмитрий Медведев, продвигает лежащие в его основе принципы с лета 2008 года.

Проект договора полностью соответствует изложенным выше предложениям. Хотя он не является в каком-либо отношении направленным против НАТО, он вводит НАТО в рамки континентальной структуры, в которой сфера его деятельности будет ограничена первоначальными правомерными целями обороны. Следует также отметить некоторые другие его принципы:

Роль Совета безопасности ООН: Когда Барак Обама стал первым президентом США, лично председательствовавшим на заседании Совета безопасности ООН, он вероятно продемонстрировал ожидаемую готовность относиться к этому органу с уважением, которая к большому сожалению и с весьма опасными последствиями отсутствовала в периоды президентства его непосредственных предшественников. В российском проекте договора имеется два прямых указания на первоочередную ответственность СБ ООН за поддержание международного мира и безопасности. Точно также как Концерт держав помог предотвратить всеобщую войну в Европе с момента Венского Конгресса и до начала Первой мировой войны, СБ ООН может сыграть крайне актуальную роль в том, чтобы гарантировать учет интересов всех крупных держав при решении спорных вопросов.

Положение, аналогичное “Статье Пять”: Главным положением основополагающего документа НАТО, Североатлантического договора, является Статья Пять, которая обязывает государства-члены НАТО оказать взаимную помощь в случае нападения, а также оказывать помощь в соответствии со Статьей 51 Устава Объединенных Наций:

Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом и, следовательно, соглашаются с тем, что в случае если подобное вооруженное нападение будет иметь место, каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону, признаваемого Статьей 51-ой Устава Организации Объединенных Наций, окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся или Договаривающимся сторонам, подвергшимся подобному нападению, путем немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым, включая применение вооруженной силы с целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона.

О любом подобном вооруженном нападении и всех принятых в результате него мерах немедленно сообщается Совету безопасности. Подобные меры будут прекращены, когда Совет безопасности примет меры, необходимые для восстановления и сохранения международного мира и безопасности.

Статья Пять является основой оборонительной структуры НАТО, и вводилась в действие лишь однажды после нападения на США 11 сентября и в связи с последующим участием НАТО в операции в Афганистане.

В российском проекте имеется весьма похожее положение с той лишь разницей, что у каждой из сторон имеется право, а не обязанность, рассматривать нападение на одну из них как нападение на себя:

Без ущерба для положений статьи 8 настоящего Договора Участник вправе рассматривать вооруженное нападение на другого Участника как вооруженное нападение на него самого. В порядке осуществления права на самооборону в соответствии со статьей 51 Устава Организации Объединенных Наций он вправе предоставить Участнику, на которого совершено вооруженное нападение, с его согласия, необходимую помощь, включая военную, до тех пор, пока Совет Безопасности Организации Объединенных Наций не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. О мерах, принятых Участниками настоящего Договора при осуществлении права на самооборону, незамедлительно сообщается Совету Безопасности Организации Объединенных Наций.

Различие между договорами, в особенности между необязательным правом на применение положений о коллективной обороне и обязательным (в принципе) применением таких положений по документам НАТО, включая расширение зоны их применения на всю Евразию и Северную Америку, должно стать темой серьезных дискуссий.

Обязательство предпринять действия по реагированию на агрессию: Статья 8 российского проекта договора устанавливает не имеющий аналогов механизм принятия обязательного для исполнения решения государств-участников по ответу на вооруженное нападение. Принципиально, такая санкция на вооруженные оборонительные действия является более весомой чем то, что предусмотрено в Североатлантическом договоре.

Возможности для Украины

По мере того как европейские правительства (и, хотя неохотно, Вашингтон) начнут рассматривать российские предложения по договору, у Украины имеется редкая возможность повлиять на столь необходимую перестройку существующей архитектуры безопасности в Европе и стать участников этого процесса.

Новый прагматизм, с очевидностью проявившийся в украинской политике - это именно то, что нужно Украине в случае, если она хочет служить мостом, а не яблоком раздора между Востоком и Западом. Для Украины нет будущего, если она позволит США натянуть ядерную растяжку на границе с Россией, а США не получают ничего, беспечно раздавая гарантии безопасности, которые они не смогут исполнить. Вашингтон поступил бы благоразумно, если бы использовал потенциал единого панъевропейского Северного Полушария, которое можно называть в прошлом и настоящем христианским миром, для эффективного противодействия джихадисткой угрозе. То же самое можно сказать о Киеве. Приход нового президента в начале следующего года возрождает надежду на новое начало для Украины, которое будет соответствовать интересам страны и ее европейскому предназначению.