Состояние Европейского союза: последствия для Украины

29/10/2010

Авторитетный Совет по международным отношениям подготовил комментарий о состоянии Европейского союза, который привлек к себе большое внимание в США. Этот комментарий, автором которого является американский специалист по международным отношениям д-р Чарльз А. Купчан, называется "Потенциальный упадок Европейского союза".

В глазах д-ра Купчана Европейский союз и его перспективы предстают в весьма пессимистичном ракурсе, однако, как я постараюсь доказать, это объясняется тем, что д-р Купчан сосредоточивает все внимание на "Европе" (т.е. на ЕС) и совершенно не принимает в расчет Европу (реально существующую Европу со всеми ее государствами), а именно там находится центр наивысшей активности и происходят значительные изменения.

В свете встречи на высшем уровне между Украиной и Европейским союзом, которая запланирована на 20 ноября, имеет смысл более подробно рассмотреть результаты проделанного д-ром Купчаном анализа.

Ренационализация Европы

По мнению д-ра Купчана, европейский "исторический эксперимент по созданию политического союза дает сбои"; Европа сталкивается с ренационализацией политической жизни", так как государства-члены "стремятся вернуть себе…традиционные полномочия национального суверенитета".

Он объясняет большую часть происходящих явлений "болезненными последствиями" мирового финансового кризиса и "пагубной политикой", которая проявилась в нежелании Германии оказать финансовую помощь Греции, тем самым нарушив "дух общего благоденствия", который является отличительной чертой коллективной Европы". Вместе с тем, он подчеркивает, что коренные причины "недомогания" Европы кроются "гораздо глубже" и, возможно, имеют "перманентный характер".

Подтверждением ренационализации Европы являются следующие факты: "ослабевающий" энтузиазм Германии по поводу ЕС; (первоначальный) отказ голландских, французских и ирландских избирателей проголосовать за Лиссабонский договор; усиление влияния анти-иммигрантских партий в Голландии, Венгрии, Швеции и других странах; переход британской Консервативной партии из правоцентристского блока в Европейском парламенте, выступающего за ЕС, в крайне правый блок, отличающийся скептическим отношением к европейской интеграции.

Что же вызвало подобное положение дел?

Прежде всего, смена поколений. Европейцы более старшего возраста рассматривают ЕС как нечто "неприкосновенное", потому что он помог им "уйти от кровавого прошлого" нацизма, коммунизма и мировой войны, но представители молодого поколения "не имеют прошлого, от которого они стремятся уйти". Для них Европа уже является не "символом веры", а предметом бесстрастного анализа "издержек и выгод".

Другой причиной является то, что многие европейцы возмущаются подрыванием основ их "удобного государства всеобщего благосостояния", в котором они винят ЕС и либерализацию торговли, движения капитала и рынков рабочей силы.

Еще одной причиной является то, что расширение ЕС на восток и юг "истощило его жизненную силу". Новые члены бывшего советского блока не очень желают уступать все больший объем суверенности Брюсселю, совсем недавно добившись ее от Москвы. Купчан цитирует высказывание покойного президента Польши Леха Качиньского: "Польшу интересует будущее самой Польши, а не ЕС".

Учитывая такое отношение и отсутствие "уютной и знакомой атмосферы" Западной Европы до падения Берлинской стены, "первоначальные члены" Европы "ушли в себя".

В связи с ренационализацией Европы Купчан больше всего сожалеет о том, что она мешает европейскому "коллективу" "брать на себя решение более масштабных глобальны проблем". Он называет Европу (т.е. ЕС) "самым надежным партнером Америки во всех областях  от управления мировой экономикой до сдерживания глобального потепления и стабилизации положения в Афганистане". Недавний "отказ Европы от прежних убеждений" мог поставить крест на одном из "самых значительных и невероятных достижений 20-го века  намерения Европы выступать "как единое целое".

В полном объеме разыгрывая тему ЕС как приспешника США в их стремлении к глобальному стратегическому господству, Купчан видит в массовой европейской оппозиции войнам в Ираке и Афганистане противоречие между "широко распространенным неприятием далеко идущих обязательств" и Лиссабонским договором, который был "частично призван придать ЕС больший геополитический вес".

Купчан глубоко сожалеет о том, что "видение" ЕС как механизма для оказания в мировом масштабе мощной поддержки задач, инициатором которых выступают США, "не имеет сторонников", и что "войны в далеких краях, в сочетании с резко снижающимися расходами на оборону в результате экономического спада, сдерживают стремление Европы к принятию на себя более масштабной геостратегической ответственности".

Комментарии

На наш взгляд, Купчан за деревьями не видит леса. "Европа" – это одно, а Европа – совсем другое. Первая – это то, что Шарль де Голль называл Европой технократов (l’Europe des technocrats), заявляя, что брюссельские технократы никогда не будут обладать легитимностью или гибкостью для активной деятельности в международных делах, и что он обычно пренебрежительно называл "нечто".

Этому он противопоставлял Европу отечеств (l’Europe des patries). Национальное государство, какими бы не были его недостатки, является реальным, органичным продуктом истории и культуры. Оно обладает легитимностью. Оно может действовать и действует. И, в отличие от ЕС, его нельзя назвать "нечто", конструкцией, которая по-своему столь же искусственна, как СССР.

Европа отечеств является всем, что угодно, только не искусственным образованием. Де Голль мог написать о Франции: "В моем воображении Франция предстает как страна, которой, подобно Мадонне на старинных фресках, уготована необычайная судьба". О Европе в рамках ЕС так не скажешь.

Купчан прав в отношении процесса ренационализации Европы, но с другой стороны, она никогда не была полностью денационализирована. Европа отечеств никогда не находилась в неопределенном состоянии, и теперь выглядит более прочно устоявшейся, чем за многие годы. И, естественно, она никогда не задумывалась как орудие в руках США в области международной политики. Как впрочем, и Европа технократов, если на то пошло. Обе идеи рассматривались их сторонниками в качестве наилучшего способа лавирования между сверхдержавами Запада и Востока, даже если Европа была союзником Вашингтона в рамках НАТО и в силу сложившихся экономических интересов и настроений.

Купчан совершенно не улавливает сути международной политики Европы, потому что он зациклен на Брюсселе, в то время как ему следовало бы рассматривать реальные центры власти  Париж и Берлин (и, если на то пошло, Варшаву). Именно там находятся центры наибольшей активности. Именно там в Европе решаются самые сложные геополитические вопросы.

Париж, по мнению обозревателей Нью-Йорк Таймс Стивена Эрлангера и Катрин Беннхолд, предпринимает радикальный шаг, предлагая новые отношения между Европой и Россией в области безопасности и экономики, "единую зону безопасности и экономического сотрудничества … которая сблизит Россию с Европой, но при сохранении альянса НАТО".

В связи с этим, президент Франции Николя Саркози недавно встретился в Довиле с президентом России Дмитрием Медведевым и канцлером Германии Ангелой Меркель. Саркози заявил: "Мы живем в новом мире, мире дружбы между Россией и Европой". Меркель: "Нам нужно перевести отношения между Россией и НАТО на рациональную основу. В конце концов, мы часто имеем дело с одними и теми же угрозами в современном мире".

Они пригласили Медведева посетить встречу на высшем уровне в рамках НАТО, которая пройдет в ноябре в Лиссабоне. Медведев принял это приглашение.

В недавнем анализе германо-российских отношений, опубликованном на вебсайте Stratfor.com, известном американском Интернет-ресурсе, посвященном анализу внешней политики, утверждается, что Германия утратила доверие к ЕС как "торгово-экономическому союзу", который "обеспечивает процветание". Все в большей степени она рассматривает Россию как ключ к своему экономическому будущему. Германия покупает российские энергоносители; Россия использует полученный доход для закупки германской продукции производственно-технического назначения и практического технического опыта в целях модернизации разрушающейся инфраструктуры. Это создает прочную основу для долгосрочных взаимовыгодных отношений, что, в свою очередь, сулит хорошие перспективы в плане обеспечения долгосрочного мира во всей Европе.

Варшава также стремиться принять участие в этом процессе. С тех пор, как российский премьер-министр Владимир Путин призвал к нормализации российско-польских отношений в своем выступлении 1 сентября 2009 года в Гданьске, отношения между Варшавой и Москвой, согласно Информационно-аналитическому отчету по Евразии (Eurasia Intelligence Report), опубликованному парижским научно-исследовательским центром IRIS, переживают "бурный рост".

Министр иностранных дел России Сергей Лавров "с большой похвалой отозвался об окончании антагонизма между двумя братскими славянскими странами" и объявил, что президент Медведев посетит Варшаву с визитом к концу 2010 года. В настоящее время двумя национальными правительствами и частными польскими и российскими организациями реализуется множество двусторонних инициатив. Кроме того, оттепель в отношениях имеет еще и экономический аспект  в первой половине 2010 года объем двусторонней торговли вырос на 50% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Развитие российско-польских отношений имеет также и религиозный аспект. Прошлым летом делегация иерархов Русской Православной Церкви посетила Варшаву, где состоялась встреча с руководством Польской Католической Церкви. Запланирован ответный визит. Целью этих визитов является выработка общей декларации о сотрудничестве между двумя церквями.

Таким образом, в то время как внешняя политика ЕС как такового может, согласно предположению д-ра Купчана, отживать свой век, внешняя политика Европы сохраняет поразительную активность.

Она направлена на достижение жизненно важной цели, чреватой последствиями для способности Европы успешно решить ряд проблем, а именно выработать план окончательного урегулирования вопросов времен холодной войны, включив в сферу панъевропейских отношений огромную территорию от Лиссабона до Владивостока.

Вывод: последствия для Украины

Отношения с Европейским союзом:

Отношения Украины с Европейским союзом развивались со времен "оранжевого" правления в Украине, частью вследствие смены правительства в Киеве, частью по причинам, перечисленным д-ром Купчаном.

Тогда Европа держала Украину  считавшуюся слишком большой, слишком бедной и слишком коррумпированной для легкой интеграции  на расстоянии от себя. Постоянные бесплодные пререкания Киева с Россией лишь усиливали незаинтересованность Европы в приглашении Украины вступить в ЕС; меньше всего Европе нужна была напряженность на восточной границе.

Украина многое сделала для того, чтобы повысить доверие к себе в качестве партнера Европы: она постаралась восстановить хорошие отношения с Россией, вышла из кризиса в своей беспорядочной внутренней политике и предприняла шаги по приведению в порядок своей экономики (хотя еще предстоит оценить долгосрочную эффективность принятых мер).

Выполнив требования МВФ для возобновления кредитования и присоединившись к Европейскому энергетическому сообществу (создающему зону свободной торговли в энергетическом секторе), Украина уверенно двинулась в направлении обеспечения соответствия европейским стандартам, несмотря на то, что ей еще предстоит пройти долгий путь. ЕС особенно хотелось бы, чтобы Киев принял меры по борьбе с коррупцией.

Киеву следует настойчиво проводить политику терпеливых переговоров с Брюсселем. О членстве в ЕС пока речи не идет, но усилия по созданию зоны свободной торговли и отмене визового режима сулят украинцам реальные выгоды. Модернизация украинской экономики за счет обеспечения соответствия европейским стандартам является проектом, который может объединить и действительно объединяет всех украинцев и политический класс государства.

Отношения с Европой как таковой:

Украина оказалась главным звеном в политике Европы, направленной на панъевропейское урегулирование после завершения холодной войны: принятие Киевом статуса неприсоединившегося государства не осталось без внимания в правительственных кругах во всей Европе. Этот шаг способствовал преодолению тупика в отношениях между двумя частями континента, о чем свидетельствуют недавние события в отношениях Берлина, Парижа и Варшавы с Москвой, которые были рассмотрены выше. Киев сыграл важную роль катализатора этих процессов.

Он выступил в этой роли как полноправный член Европы отечеств, которым он является в силу того, что Украина является европейским государством. Не нужно выпрашивать приглашение. В силу исторических, культурных и религиозных причин, а также в силу ее стратегического положения, Украина представляет собой квинтэссенцию Европы. Ее очевидное призвание свыше заключается в том, чтобы служить мостом между Восточной и Западной Европой, а ее укоренившаяся привычка ориентироваться на Россию и Азию, а также на Запад, лишь укрепляет ее статус европейского государства.

В этом качестве Киев был бы естественным местом проведения Конференции по вопросам европейской безопасности с участием глав европейских государств и правительств. Эта инициатива основывалась бы на недавнем призыве президента Саркози к созданию единой европейской зоны безопасности и сотрудничества, охватывающей все части Европы.