Участие Украины в послевыборных маневрах в Молдове

09/12/2010
Джеймс Джордж Джатрас
Заместитель директора Американского института в Украине

Как и предсказывалось, результаты прошедших 28 ноября парламентских выборов в Молдове практически повторили предвыборный расклад. Партия коммунистов во главе с бывшим президентом Владимиром Ворониным, являющаяся крупнейшей политической партией в Молдове, потеряла шесть мест и теперь имеет 42 места. Непрочный трехпартийный "Альянс за европейскую интеграцию" (АЕИ) в совокупности получил 59 мест, не добрав два места до числа, необходимого для избрания нового президента.

Таким образом, третьи выборы в Молдове за последние два года, судя по всему, снова привели к еще одной тупиковой ситуации. А, возможно, и нет – если Киев воспользуется этой возможностью, чтобы установить контакты со своим западным соседом в целях защиты интересов Украины и укрепления стабильности в регионе.

Несомненно, учитывая то, что коммунисты оспаривают результаты выборов, заявляя о "массовых нарушениях", и что полным ходов идут переговоры о создании многосторонней коалиции, трудно предсказать, что может произойти в Кишиневе. Конечно, возможно, что три партнера по АЕИ объединятся в правительство меньшинства, надолго сохранив нынешнюю патовую ситуацию. Тогда мы можем подождать несколько месяцев, пока Молдова не проведет четвертые выборы, итоги которых могут оказаться такими же бессмысленными.

Более продуктивной альтернативой было бы серьезное рассмотрение центристскими партиями, при поддержке соседних с Молдовой стран, особенно Украины, проблем, стоящих перед страной, чтобы попытаться с учетом этого сформировать правящую коалицию.

Главное место в списке проблем занимает растущее понимание того, что простые демагогические лозунги о "прозападном" пути Молдовы и ориентации на вступление в ЕС и НАТО (что применительно к Молдове означает, по сути, прорумынскую ориентацию) просто-напросто не найдут никакого отклика. Как недавно предупреждал Американский институт в Украине, вопрос о "Великой Румынии" (Romania mare), исходящий от администрации президента Траяна Бэсеску в Бухаресте и включающий также помыслы в отношении территории Украины, находит все меньше приверженцев. Как посетовал один хорошо осведомленный румынский эмигрант, в настоящее время проживающий в Испании:

"Я нежно люблю свою страну, но на расстоянии. Трудно вернуться и обнаружить ее в руинах: Румынию, из которой по-прежнему бегут люди вследствие скудости возможностей, отсутствия справедливой оплаты труда и рабочих мест. Экономисты подытоживают сложившуюся ситуацию таким образом: импорт без экспорта, отсутствие фабрик и заводов, и автомобили без дорог. В настоящее время, на теневую экономику Румынии приходится 40% от ВВП (этот показатель рос в течение всего мирового финансового кризиса последних двух лет). Уровень безработицы вырос до 7,2%, в то время как Румынии может потребоваться финансовая помощь в размере до 60 миллионов евро. Румыния предстает в роли эксцентричной страны, которая, судя по всему, научилась только попадать из одного кризиса в другой, шарахаться от одной системы к другой, она стала страной, начисто ограбленной коррупционерами, но, по всей видимости, безразличной к собственной судьбе".

Или, другими словами, если бы Румыния находилась в еврозоне, она была бы кандидатом на получение финансовой помощи наряду с Грецией, Ирландией и, возможно, в скором времени Испанией, но даже у немцев не хватит денег и терпения для Румынии. Малопривлекательной является отдаленная перспектива союза Молдовы с Румынией, которая находит отклик разве что у незначительного меньшинства, которое до сих пор находится под идеологическим влиянием крайнего румынского шовинизма того рода, в результате которого жестокое насилие обрушилось на мирных жителей Приднестровья, большинство из которых являлось этническими украинцами. (К сожалению, эти идеи до сих пор пользуются поддержкой некоторых политических сил в Молдове, особенно в Либеральной партии исполняющего обязанности президента Михая Гимпу, имеющей 12 мест в парламенте).

Примечательно, что Россия быстро отреагировала на ситуацию, направив в Молдову делегацию во главе с руководителем администрации президента РФ Сергеем Нарышкиным, который призвал к разрешению ситуации с учетом "перспектив развития и двусторонних отношений во всех сферах, включая экономику, социальные и гуманитарные вопросы, а также ключевых аспектов международной жизни". Нарышкин отметил, в частности, переговоры с лидером Демократической партии Марианом Лупу (15 мест) и лидером Партии коммунистов Ворониным, который положительно отозвался о возможном "присоединении к Таможенному союзу [России, Белоруссии и Кахахстана] и углублении стратегического партнерства с Российской Федерацией". Лупу подтвердил, что партия Воронина сделала ему "очень щедрое" предложение о создании коалиции, хотя даже альянса Партии коммунистов и Демократической партии все-таки будет недостаточно для обеспечения парламентского большинства. (Между тем, Либерально-демократическая партия премьер-министра Влада Филата, получившая 32 места в парламенте, отказалась от проведения переговоров о создании коалиции с коммунистами).

Если Москва может направить высокопоставленного эмиссара, чтобы предложить свое посредничество в целях способствования созданию прогрессивно мыслящей коалиции, исключающей радикальные элементы, то так же может поступить и Киев. Действительно, учитывая тот очевидный факт, что Молдова соседствует с Украиной, а не Россией, Киев даже в большей степени непосредственно заинтересован в принятии на себя роли честного посредника, который может помочь Молдове выйти из кажущегося нескончаемым паралича.

Более того, действующая администрация в Киеве может убедительно вести переговоры с Кишиневом в одном важном аспекте, имеющем непосредственное отношение к нынешнему трудному положению Молдовы. Украина впустую потратила пять лет на распри в "прозападной" "оранжевой" коалиции, которая предлагала "евроатлантическую” геополитическую ориентацию и идеологию вместо реальных и достижимых целей в области сотрудничества с Россией и другими государствами бывшего Советского Союза. В тот момент, когда Москва уверенно развивает отношения с Берлином и Парижем в целях создания прочной основы для экономического прогресса, не зависящего от расплывчатой перспективы присоединения к пошатнувшемуся Европейскому союзу, все яснее становится, что для Киева наиболее оптимальный и легкий путь к партнерским отношениям с западными странами лежит (как ни парадоксально это может звучать) через восток.

Так обстоит положение дел, и это необходимо также объяснить Молдове. А может ли кто-нибудь сделать это лучше Украины?