Проблема на Пруте

09/02/2011
Д-р Срджа Трифкович
Редактор раздела по международным делам журнала «Chronicles: Журнал американской культуры» и Исполнительный директор «Фонда Исследований Балкан им. Лорда Байрона».

Введение от Американского Института в Украине: 7 февраля сенатор Ричард Лугар от Индианы, наиболее высокопоставленный республиканец в комитете по иностранным делам контролируемого демократами Сената США, представил Комитету доклад по проблеме Приднестровья, подготовленный его сотрудниками. Такой доклад можно было бы вполне написать в Бухаресте: в нем приводятся рекомендации о том, что администрация США должна "сделать приоритетом" возвращение отделившегося региона под управление Республики Молдова, утверждается, что "ведущая роль США в вопросах европейской безопасности по-прежнему незаменима", и содержится требование" дипломатических действий на высоком уровне" с тем, чтобы оказать давление на Россию и заставить ее согласиться на возвращение региона под контроль Кишинева. Представляя доклад своих коллег, Лугар заявил, что "решительная приверженность США этому делу гарантирует то, что мы не уступим влияние в регионе, имеющем первостепенное значение для внешней политики США".

Эта инициатива сенатора Лугара, влиятельной и уважаемой фигуры в Вашингтоне, имеет важное значение не в силу ее вероятных последствий, а скорее в силу того, что она воплощает в себе многое из того, что является порочным в мышлении и стратегических расчетах определенной части американского внешнеполитического истеблишмента. Отнюдь не являясь "регионом, имеющем первостепенное значение для внешней политики США", длинная и узкая полоса вдоль восточного берега Днестра практически не имеет какого-либо отношения к интересам Америки в области безопасности. В течение последних двух веков над Тирасполем развевались турецкий, русский, румынский, советский, молдавский и приднестровский флаги без малейших последствий такой смены владельцев для безопасности или благосостояния Соединенных Штатов.

Если это "регион, имеющий первостепенное значение" для Америки, то г-ну Лугару будет трудно найти иной регион в какой-либо точке мира, который он не сможет назвать таковым. Содержащиеся в докладе рекомендации являются типичным отражением имперских замашек, превратившихся из простой глупости в разорительную геополитическую роскошь, которую Америка вряд ли может позволить себе сегодня – как в военном, финансовом и политическом, так и в морально смысле.

Прошли те дни, когда Россию можно было заставить принять продиктованные американцами действия как свершившийся факт, что продолжалось с момента распада Советского Союза, и по крайней мере, до того момента, когда Россия дала ответ на агрессию Саакашвили в Южной Осетии. Сегодня Америка нуждается в сотрудничестве с Россией, чтобы снабжать свои войска в Афганистане, не дать рухнуть рынку ее казначейских обязательств и поддерживать жизнеспособность многих других ее глобальных инициатив - от Ирана до Кореи и войны с террором.

Как доктор Срджа Трифкович указывает в статье ниже, Молдова не будет представлять большой проблемы, если она будет предоставлена самой себе. Воздерживаясь от вмешательства ("вовлеченности") в дела этой маленькой и бедной страны, Соединенные Штаты сделают многострадальному народу Молдовы одолжение; это поможет стабилизировать отношения Вашингтона с Москвой и будет отвечать американским интересам.

После их встречи на конференции по безопасности в Мюнхене 5 февраля, украинский министр иностранных дел Константин Грищенко и министр иностранных дел и европейской интеграции Молдовы Юрий Лянкэ подтвердили свою готовность "активизировать политический диалог между двумя странами". В мягком заявлении упомянуты "перспективы двустороннего молдавско-украинскоого сотрудничества в политической, торгово-экономической и гуманитарной сферах", но не содержится каких-либо конкретных деталей.

Для Грищенко было бы недипломатично говорить об этом, но основные интересы Украины на ее юго-западной границе состоят в поддержании на неопределенное время существующего статус-кво в Приднестровье, стимулировании равноудаленности Молдовы от Запада и России, и в более эффективном противодействии румынской националистической агитации в Кишиневе с характерной для нее воссоединительной повесткой применительно к Украине. Краткосрочные интересы Киева состоят в том, чтобы положить конец иностранному вмешательству во внутреннюю политику Молдовы, в котором четко просматривается направленность на достижение благоприятного для Румынии результата, и которое в силу этого противоречит интересам Украины.

Это вмешательство, являющееся, по всей видимости, совместным проектом Америки и ЕС, началась всего через два дня после молдавских парламентских выборов 28 ноября, с совместного заявления Баронессы Эштон, главы ЕС по иностранным делам, и Штефана Фюле, комиссара по вопросам расширения, в котором утверждалось, что успех трехпартийного Альянса за европейскую интеграцию создал для Молдовы "возможность для укрепления политической стабильности". Ничего подобного не произошло, и выход из возникшего политического тупика мог бы быть достигнут за счет создания коалиции между коммунистами Владимира Воронина и Демократической партией во главе с Марианом Лупу. Этот сценарий, к которому склоняла Москва, был однако фактически торпедирован вереницей иностранных гостей, начиная с министра иностранных дел Швеции Карла Бильдта и его польского коллеги Радослава Сикорского, а заканчивая визитом 21 декабря заместителя министра иностранных Германии Вернера Хойера.

Если говорить кратко, Молдова по-прежнему остается площадкой для новой холодной войны. Россия и ее западные партнеры, возможно, сделали вид на Лиссабонском саммите НАТО в ноябре прошлого года и в Давосе в январе этого года, что поют с одного листа, но между Прутом и Бугом их геополитическое соперничество остается таким же активным, как это было в Центральной Европе сорок лет назад.

В последние дни западные предпочтения во внутренней политике Молдовы были высказаны с беспрецедентной прямотой. 5 февраля Брюс Джексон, глава вашингтонского Проекта по переходным демократиям, про-НАТОвской квази-НПО, заявил в Кишиневе, что Молдова упустила хорошую возможность в 1990-х годах для того, чтобы повторить путь прибалтийских государств по их интеграции в ЕС, и что она не должна повторить эту ошибку. Джексон указал, что коммунистические правительства, которые правили Молдовой в предыдущее десятилетие, и в особенности Владимир Воронин, "отказывались от многих инициатив" Запада, а также "неправильно строили отношения с Россией, Украиной и Румынией".

Москве по-видимому надоело слушать этот вздор. 3 февраля Россия обвинила Европейский Союз, США и Румынию "в давлении на политические процессы в Молдове в попытке вовлечь государство в сферу своего влияния". Посол России в Кишиневе Валерий Кузьмин заявил, что во время избирательной кампании Россия, в отличие от Вашингтона, Брюсселя и Бухареста, заняла "политически корректную позицию, как этого требует практика международных отношений". Но не увидела встречных шагов со стороны западных партнеров, пожаловался он.

Интересно, что двумя днями ранее посол Кузьмин дал понять, что Москва предоставит Молдове скидки на российский газ, так как она сделала это для Украины, в обмен на право сохранения военных баз. "Политическое измерение может быть конвертировано в экономический эквивалент", - сказал Кузьмин, указывая на соглашение с Украиной о поставках более дешевого газа в обмен на базирование Черноморского флота. "Молдова также имеет такие возможности ... Мы открыты для обсуждения".

Заявления Кузьмина свидетельствуют о внезапно возникшей у России решимости противодействовать западному вмешательству в Молдове на основе собственной контр-стратегии. Это хорошая новость для Украины, но Киев не должен оставаться в стороне. Следует рассмотреть ряд конкретных активных политических инициатив, включая следующее:

  • Выступить с инициативой создания трехсторонней российко-молдавско-украинской комиссии по ценам на газ и транзиту, неформальным, но четким условием существования которой будет нахождение Молдовы вне НАТО.
  • Украинские официальные лица должны сделать публичные заявления с выражением поддержки молдавских институтов и с призывами к прекращению иностранного вмешательства в ее внутреннюю политику. Нет необходимости назвать какие-либо имена, но по тону они должны быть критическими скорее в отношении Бухареста, чем Брюсселя. Заявления, сформулированные в обычных политкорректных выражениях, должны быть сделаны четко и твердо.
  • Предложить Молдове помощь в необходимых поставках пшеницы в ближайшие месяцы. 2 февраля премьер-министр Влад Филат утвердил решение о прекращении экспорта пшеницы на фоне опасений по поводу продовольственного кризиса. Молдова в настоящее время имеет в запасах 135 000 тонн пшеницы, что меньше, чем это необходимо до следующего урожая осенью 2011 года. Украина, напротив, имеет значительные излишки. Покрыв прогнозируемый дефицит Молдовы за счет 20 или немногим более тыс. тонн украинской пшеницы за счет кредитов на льготных условиях, можно получить политические выгоды, потенциально существенно превышающие размер самой субсидии.
  • Долгосрочные стратегические инициативы должны предполагать косвенную и неофициальную поддержку со стороны Украины тех институтов и неправительственных организаций в Молдове, которые отстаивают самостоятельную молдавскую идентичность. Пока что на иностранное финансирование и поддержку могут рассчитывать лишь сторонники "большой Румынии".
  • Украина также должна рассмотреть возможность своего собственного дипломатического предложения в качестве альтернативы поддерживаемым Западом переговорам по формуле "пять плюс два". 7 февраля украинский президент Виктор Янукович пообещал поддержать возобновление переговоров по урегулированию проблемы Приднестровья. Хотя согласно официальной позиции Киев отдает предпочтение особому правовому статусу Приднестровья в составе Молдовы, Украина излишне отстранилась от продвижения детального плана предлагаемого решения. В той степени, в которой Приднестровье может вообще рассматривать какую-либо будущую номинальную связь с Молдовой (что само по себе далеко не очевидно), она может существовать только на основе твердых гарантий фактического самоуправления Приднестровья. Например, в качестве основы для обсуждения и переговоров Киев мог бы предложить модель автономии, которая успешно реализуется в течение почти столетия в одной из образцовых демократий Европы: обширные полномочия по самоуправлению Аландских островов под формальным суверенитетом Финляндии, но с международными гарантиями. В случае Аландских островов они были предоставлены Лигой Наций; для Приднестровья это может быть ООН и ОБСЕ. Приднестровское самоуправление также должно быть гарантировано Конституцией Республики Молдова. Тирасполь должен сохранить за собой право накладывать вето на любые изменения в распределении полномочий между ним и правительством в Кишиневе. Законодательные полномочия должны быть разделены между правительством Молдовы и Приднестровьем, и не делегированы. Приднестровское гражданство, в качестве предварительного условия для владения землей и ведения коммерческой деятельности, будет закреплено исключительно за лицами, постоянно проживающими в регионе, а также должно являться условием для допуска к голосованию на местных парламентских выборах. Предложения в этом направлении из Киева привлекут внимание всех сторон, а также благосклонное отношение Москвы и тех европейцев, которые заинтересованы в подлинном решении - в отличие от представленных на сегодня западных предложений и попыток склонить неподатливый Тирасполь к уступкам. Это также позволило бы Украине занять место созидательного и активного участника процесса после длительного периода добровольной маргинализации в сфере внешней политики.

Более активное продвижение интересов Украины в Молдове следует рассматривать как часть более широкой стратегии, направленной на противодействие тем вызовам, которые исходят для Украины со стороны Румынии. Эти вызовы основаны на культурных, стратегических и геополитических реалии, которые отличаются относительной неизменностью. Как следствие, контр-стратегия должна быть комплексной и долгосрочной.

Европейский союз и Соединенные Штаты по всей видимости проводят по отношению к Молдове политику, которой фактически оказывается поддержка дестабилизирующим воссоединительным амбициям Румынии. Вследствие этого их действия наносят ущерб основополагающим интересам безопасности Украины и - не напрямую, но не менее очевидно - России. Действия американцев и европейцев весьма напоминают другой совместный проект США и ЕС в регионе - по продвижению "оранжевой революции" в 2004 году. Медийный миф о "прозападном демократе-реформаторе" (Ющенко), сражающемся со старыми коммунистическими аппаратчиками сейчас в точности воспроизводится в представлении политического кризиса в Молдове как морального выбора, в котором Альянс за европейскую интеграцию находится на стороне прогресса а Воронин на стороне тьмы и реакции. Тогда в 2004 году западно-украинская версия национальной идентичности и истории считалась как нечто само собой разумеющееся в не меньшей степени, чем идея "большой Румынии", которая сейчас распространяется и продвигается в Молдове. Ничто в мире не меняется...

В то время, как демографический, геополитический и идеологический вызовы со стороны нео-османской Турции становится все более выраженным, "Запад" очевидно по-прежнему одержим тем, чтобы оттолкнуть и отгородить от себя и раздробить православный славянский мир Восточной Европы. Выступая во имя демократии и евро-атлантической интеграции, а на самом деле действуя исходя из идеологии и примитивных культурных предрассудков, Брюссель и Вашингтон продолжают взаимодействие в геополитических играх по границе "Европы" от прибалтийских государств до дельты Дуная. Похоже, что они просто не могут остановиться, если принять, что отношение Запада к православному славянству определяется идеей Сэмюэля Хантингтона о "цивилизационных блоках". Эти народы потеряли столь много в период коммунистического правления, что их выживание, не говоря уже о возрождении, едва ли два десятилетия назад представлялось возможным кроме как на западных условиях посредством последовательного воспроизведения основ и превращения в часть постмодернистского, постхристианского, постнационального "Запада". В Украине в 2004 году и в Молдове сегодня любое разделение на Левый мультилетаризм и Правый гегемонизм, между Соединенными Штатами и Европой, между старой (Германия) и новой (Польша) Европой, полностью исчезает. Это единственный крестовый поход, который мусульмане могут с ликованием поддержать. Это хуже, чем преступление - это ошибка.