В каком направлении движется Украина?

12/05/2011
Энтони T. Салвия
Директор, Американский Институт в Украине

Два наиболее известных на Западе обозревателя событий в Украине — Тараса Кузио и Андриан Каратницкий — имеют разные взгляды на то, в каком направлении движется Украина. Кузио утверждает, что Соединенные Штаты, под влиянием PR-консультантов Президента Януковича, считают (ошибочно), что ситуацию контролирует умеренная фракция Партии регионов, которая стремиться к тесным отношениям с Западом — т.е. именно то, что желает слышать Вашингтон.

Но реальность, утверждает Кузио, совсем иная. Действия Януковича, начиная с отказа от членства Украины в НАТО, продления срока аренды Россией базы на Черном море, и заканчивая его авторитаризмом в целом (в том числе тем давлением, которое он оказывает на бывшего премьер-министра Юлию Тимошенко) — ясно свидетельствуют о том, что он возглавляет администрацию, которая по своей сути является путинистской и про-российской.

Каратницкий утверждает совершенно противоположное: умеренная фракция на самом деле контролирует ситуацию и стремиться к тесным отношениям с Западом. Он рассматривает преследование Януковичем Леонида Кучмы, назначение близкой соратницы Ющенко Марины Ставнийчук на ключевую должность в администрации (позволяющей ей положить конец усилиям по приданию русскому языку статуса официального государственного языка) и порицание с со стороны его администрации министра образования Украины Дмитрия Табачника как “сеющего рознь русофила” в качестве “несомненных признаков политической либерализации”.

Каратницкий видит во всем этом доказательства приверженности со стороны Киева про-европейскому курсу, предполагающему переговоры по “глубокой и всесторонней зоне свободной торговли” с ЕС и противодействие исходящим из Москвы “финансовым стимулам и прочим уговорам” по присоединению к Таможенному Союзу России, Белоруссии и Казахстана.

Очевидно, что Янукович под влиянием, как представляется, умеренной, про-европейской и в определенной степени скептически настроенной по отношению к России группы Левочкина, Бойко и Грищенко, по всей видимости, движется в том направлении, которое разглядел Каратницкий. Недавнее заявление Министра энергетики Бойко о том, что российский проект «Южный поток» представляет собой угрозу для национальной безопасности Украины, напоминает риторику (и умонастроения) периода правления Ющенко.

Так куда движется Украина при Януковиче? Давайте рассмотрим те варианты выбора, перед которыми стоит Киев – между присоединением к Таможенному Союзу России, Белоруссии и Казахстана и переговорами по зоне свободной торговли с Европейским Союзом (без предоставления полноценного членства, которое не предлагается). Какой вариант лучше для Украины?

В случае присоединения к ведомому Москвой Таможенному Союзу Украина получила бы некоторые весьма реальные «пряники» (а также несколько ударов «кнутом», если она на это не пойдет), в то время как европейское предложение является полно неопределенностей. Никто не знает, как будут справляться украинские предприятия, когда европейские фирмы с их превосходящими финансовыми ресурсами, выйдут на украинский рынок. Никто также не может выражать слишком большого оптимизма относительно спроса в Великобритании, Франции и Германии, например, на продукцию украинской обрабатывающей промышленности. При прочих равных условиях могла бы пойти украинская сельскохозяйственная продукция, но условия далеки от равных: европейское сельское хозяйство пользуется щедрыми субсидиями, что вызывает сомнения в перспективах экспорта украинской пищевой продукции и зерна.

Более того, ЕС, который видит Украину слишком большой, слишком бедной и слишком коррумпированной для того, чтобы ее можно было легко интегрировать, отказывается предоставить Киеву заверения в том, что заключение соглашения о свободной торговле приведет к полноценному членству в какой-либо момент в будущем.

Россия, наоборот, предлагает реальные выгоды: присоединяйтесь к нашему Таможенному Союзу и мы установим для вас внутрироссийские цены на газ, который вы от нас импортируете. Потенциально это огромное благо как для украинских государственных финансов, так и для обыкновенных украинских потребителей энергоносителей. Это избавило бы Украину от необходимости соблюдения жестких требований МВФ по сокращению огромного дефицита в доходах и расходах Нафтогаза за счет повышения тарифов для украинского населения и предприятий. Украина получила бы беспрепятственный доступ на рынок с населением около 200 миллионов человек, на котором экономический рост в среднем за период с 2001 года составлял 7% в год (по сравнению с 1.5% в ЕС за тот же период). Если говорить кратко, присоединение к Таможенному Союзу придало бы огромный импульс экономическому развитию и росту занятости в трудный период для многих украинцев.

С пряниками все ясно, а как же насчет кнута? Когда Таможенный Союз заработает с января 2012 года Россия и ее партнеры установят таможенную пошлину в 10.5% на поступающие в зону товары по сравнению с 4.5%, которые взимает Украина.

Таким образом, Украина столкнется со значительными препятствиями в осуществления экспорта в Россию, своим главным торговым партнером с большим отрывом, и будет испытывать соблазн повысить тарифы на российский импорт.

Сергей Толстой, Директор Института политического анализа и международных исследований, недавно предупреждал об опасности торговой войны с Россией, указав, что она “разрушит украинскую экономику и приведет к деградации промышленной базы Украины”.

Поскольку Украина не может присоединиться к обоим объединениям сразу, что ей следует делать?

С учетом отказа ЕС предложить Киеву дорожную карту к членству в ЕС, я рекомендовал бы выбрать российское предложение. Помимо указанных выше реальных выгод, это ограничило бы возможности Европы и Запады по разыгрыванию карты Киева против Москвы и наоборот в ущерб обоих.

Не существует каких-либо осязаемых и реально выраженных в цифрах преимуществ от присоединения к зоне свободной торговли с ЕС, а есть лишь неопределенное чувство того, что Украина продвинулась еще на один шаг ближе к присоединению к магическому кругу современности, святилищу прогрессивного человечества. Но это весьма слабое утешение с учетом того, что украинцам нужны рабочие места, экономические рост и внутреннее развитие.

Экономист Влад Собелл считает, что опасность нынешнего перетягивания канатов между Европой и Россией в отношении Украины заключается в возрождении блокового мышления, деления Европы на раздельно существующие и конкурирующие части. Он призывает Москву помочь «глубокой промышленной реструктуризации» в Украине, а Брюссель – предложить «заслуживающую доверия» дорожную карту к украинскому членству. При этом все стороны должны стремиться к «более продвинутому сотрудничеству между Россией и ЕС/НАТО, подкрепленному членством России в ВТО, и решению всех вопросов в сфере экономики и безопасности».

Собелл несомненно прав. Он считает (как Кузио и Каратницкий), что на кону стоит геополитическая ориентация Украины. Он также прав, когда говорит о том, что было бы лучше координировать политику между Европой, Россией и Украиной, а не вынуждать последнюю выбирать между конкурирующими предложениями. К сожалению, такая координация отсутствует, и Украина должна делать выбор. Если Киеву не удастся добиться на переговорах с ЕС существенно лучших условий, чем те, которые предлагаются сейчас, следует двигаться в Таможенный Союз.

Если Киев и Москва будут членами одного Таможенного Союза, на Западе поймут тщетность усилий по принципу «разделяй и властвуй» на Востоке. Затем Украина и Россия смогут совместно идти на сближение с Европой для формирования нового пан-евразийского «согласия», которое бы положило конец разделению континента времен Холодной войны.

Будет весьма печально, если Президент Янукович посчитает, что вступлению в Таможенный Союз препятствуют внутренние политические факторы, но это решение должен принять он. Как минимум, он должен настаивать на переговорах с Брюсселем на реальных выгодах, сопоставимых с теми, которые предлагает Москва, а не на неопределенных заверениях, которые как могут реализоваться, так и нет. Европа не должна делать ошибку, считая, что Украине некуда деться.