Позволит ли «реформа» законодательства советской эпохи реанимировать перспективы Украины по созданию зоны свободной торговли с ЕС - или в Брюсселе тоже ищут пути отхода?

28/09/2011
Джеймс Джордж Джатрас
Заместитель директора АИУ

Украинский президент Виктор Янукович недавно получил организованный ультиматум от лидеров Европейского Союза о том, что если его бывший и, возможно, будущий соперник Юлия Тимошенко отправится в тюрьму, Украина может распрощаться с соглашением о свободной торговле (ССТ), переговоры по которому ведутся в настоящее время. Весомость и источник посланий - в том числе исходивших из Варшавы и Стокгольма, столиц, считающихся одними из основных проводников Киева в ЕС, по-видимому, произвели впечатление. "Послание доставлено и оно было получено", - прокомментировал министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт.

Многочисленные наблюдатели, как украинские, так и зарубежные, сейчас полагают, что Янукович ищет способ, чтобы прекратить судебное разбирательство, в надежде спасти все более неопределенные перспективы ССТ. Одним из таких способов сейчас видится предложение о реформе законов советской эры, по которым Тимошенко было предъявлено обвинение, в рамках которого предполагается декриминализировать ее проступки. Комментарий президента: "Мы хорошо понимаем необходимость пересмотра и реформирования действующей системы уголовного правосудия. Судебная система нуждается в реформировании, и мы занимаемся этими вопросами самым решительным образом".

Следует серьезно отнестись к этим словам Президента Януковича. Совершенно независимо от проблем, имеющих отношение к Тимошенко, существует общее понимание того, что Уголовный кодекс Украины, который в последний раз глубоко пересматривался в 1962 году в абсолютно иных политических, юридических, экономических, коммерческих и идеологических условиях, давно нуждается в глубокой модернизации. Если Янукович сможет оставить всеобъемлющую и принципиальную реформу законодательства Украины как одно из своих наследий, то ему надо будет отдать должное.

Законодательная реформа не сработает как "уловка" для спасения Тимошенко

Но настоятельная необходимость в правовой реформе, как долгосрочной потребности народа Украины, требует вдумчивого и системного подхода, а не использования ее в качестве одноразовой меры в попытке выйти из тупика, в который киевская администрация сама себя загнала. Действительно, если "реформа" окажется лишь предлогом для изменения законов, применимых к Тимошенко, возможно, путем поспешного принятия в Раде специального законопроекта, она может не решить даже эту непосредственную задачу. Подозрительно удобное появление правовой реформы в качестве средства для того, чтобы выпустить Тимошенко, придаст веса утверждениям (которые решительно отрицались со стороны администрации) о том, что обвинения против Тимошенко всегда являлись политически мотивированными и преследовали цель как лишить ее права выдвигаться в будущем в качестве кандидата, так и признать недействительными сделку по ценам на газ, о которой она договорилась с россиянами в 2009 году.

Такая "удобная" хитрость может в конечном итоге привести к еще большему отчуждению европейцев, которые, голосом министра иностранных дел Польши Радека Сикорского, говорят Украине: "Если вы входите с нами в ассоциацию, мы будем требовать от вас соблюдения наших стандартов". Более того, европейцы требуют не только того, чтобы Тимошенко не была лишена свободы после того, что, по их мнению, является показательным процессом, но и чтобы она была допущена в полной мере к участию в будущих украинских выборах в качестве кандидата, без чего западные правительства (которые, как известно, являются единственными судьями в таких случаях) не признают любые будущие выборы "свободными и справедливыми".

Что касается россиян, то если кто-то в Киеве думает, что Кремль согласиться с недействительностью существующего механизма ценообразования на основании неких юридических махинаций, им не стоит на это рассчитывать. Независимо от того, окажется Тимошенко в тюрьме или нет, единственный способ, которым Киев может надеяться навязать изменение ценообразования (в отличие от согласования на переговорах изменений на условиях, приемлемых для Москвы), - это спровоцировать еще одну газовую войну. Не нужно иметь хрустальный шар для того, чтобы предсказать, что проигравшей окажется Украина, по чьим и без того слабым позициям с запуском в этого месяце "Северного Потока" был нанесен серьезный удар. В свое время премьер-министр России Владимир Путин заметил: "Как и любая транзитная страна, [Украина] имеет искушение извлечь выгоду из своего положения. Теперь это эксклюзивное право исчезает. Наши отношения станут более цивилизованными". Или, говоря другими словами, Киев, будь то при предыдущем антироссийском "оранжевым" режиме, или теперь при якобы " пророссийской " администрации Президента Виктора Януковича, более не можем делать вид, что законы географии и спроса и предложения не распространяются на политику Украины по транзиту энергоносителей.

Для любого конфронтационного сценария со стороны Киева еще хуже то, что никто не может на этот раз ожидать, что европейское общественное мнение во главе с Германией будет винить Россию. Поскольку даже журнал Economist отмечает, в то время как "ухудшение отношений [Украины] с Россией" по вопросу цен на газ, среди прочего "помогло подтолкнуть Януковича в сторону ЕС, его основные сторонники на востоке и юге Украины отдают предпочтение союзу с Россией и другими бывшими советскими республиками. Это имеет экономическим смысл: Украина экспортирует больше на территории бывшего Советского Союза, чем в ЕС, а вступление в Таможенный союз позволит получать более дешевый газ, как это ясно дал понять Кремль". В любом случае, из аппарата Януковича сообщили по поводу его последней встречи с президентом России Дмитрием Медведевым, что достигнут "значительный прогресс", а также о готовности России пересмотреть соглашение о ценах 2009 года.

Тимошенко - удобный повод для европейцев?

Как отмечает Лондонский журнал Economist, представляется, что Янукович (а если быть более точным - некоторые из его советников), считает, что "отказ от украинских запасов высокообогащенного урана, который порадовал Америку, и противодействие давлению России в сторону присоединения к ее таможенному союзу, перевесит арест поблекшей Тимошенко". Если это так, что такое мнение оказались неверным. Теперь, даже если Тимошенко действительно выйдет на свободу, то может не хватить времени для того, чтобы спасти ССТ вовремя, чтобы успеть с громоздкой процедурой ратификации 27 членами ЕС. По словам одного информированного члена Европейского парламента, если ключевые сроки не будут соблюдены из-за растущей озабоченности в рядах ЕС, "мы теряем не один или два месяца, а мы теряем три года, поскольку соглашение не будет ратифицировано в текущем законодательном цикле".

Если ССТ столкнется со сложностями, это может быть не только отражением технических реалий в ЕС, но изменений в настроениях: Как сказал один высокопоставленный дипломат журналу EC Observer, драма Тимошенко "уже повлияла на наши дискуссии по декларации саммита Восточного партнерства [на котором ССТ между Украиной и ЕС должно стать ключевым пунктом]. Это создает негативный контекст. Мы слышим, что это группа несостоявшихся стран. Очень немногие в настоящее время говорят о какой-либо европейской перспективе для них", имея в виду не только Украину, но и Молдову, Азербайджан, Армению, Грузию и Беларусь. Говоря коротко, если Киев ищет техническую уловку для того, чтобы спасти ССТ, некоторые из европейских собеседников Киева вполне может быть ищут способ, чтобы его похоронить. Действительно, европейцев, по всей видимости, все больше отталкивает нео-оранжевая риторика о разделении по линии "Восток-Запад", которая звучала в словах украинского посла в Евросоюзе, сравнившего прогресс на пути к политической ассоциации и торговому соглашению с падением Берлинской стены. Как сказал один из членов Европейского парламента правоцентристской ориентации Эльмар Брок, который должен быть способен отличить Берлинскую стену, когда он ее видит: "Это старое мышление. Мы живем в современном обществе, где играют роль ценности. Вы не можете иметь соглашение об ассоциации, которое может даже предполагать европейскую перспективу [по присоединению] и в то же время сажать оппозиционеров в тюрьму".

Надо отметить, что в Вашингтоне по-прежнему доминирует "старое мышление" о Востоке и Западе, и он вполне может оказать давление на и без того перегруженных европейцев с тем, чтобы те продвигались дальше в направлении ССТ, именно по тем самым причинам, которые не приемлет Брок, и, вероятно, немцы в целом. Но будет ли такое давление успешным - это другой вопрос. Ну и как всегда, хотя об этом можно было и не говорить, изменения в настроениях также связаны с кошельком. В то время, когда весь мировой рынок висит на волоске из-за долгового кризиса в ЕС, и идут открытые разговоры о череде дефолтов и распаде зоны евро, сомнения по поводу "стандартов" могут стать как раз тем предлогом, который нужен европейцам. Может ли быть лучший выход для них, чтобы выйти из сделки, которая не несет ни одной из сторон каких-либо ощутимых выгод, но, как они опасаются, может создать для них не ограниченные обязательства сверх уже существующих, которые они и так уже не способны исполнять?

Будет ли ССТ или нет - реформа правой сферы необходима

Журнал Economist цитирует бывшего министра иностранных дел Петра Порошенко, "Варианты для Украины не ограничиваются вопросом денег или газа. Украина имеет способы увеличить доходы ". Он говорит:"остановить воровство, снять ограничения на экспорт, более честно приватизировать государственную собственность." Настоящая правовая реформа означает не только отказ от преследования Тимошенко, которое "дало понять прокурорам и службам безопасности, что у них полностью развязаны руки". Как пишет Economist:"Широко распространено рейдерство в отношении предприятий с использованием вооруженных людей. Бизнесмены говорят, что климат хуже, чем десять лет назад" в период пребывания у власти Леонида Кучмы.

Желание Президента Януковича начать правовую реформу указывает на реальную и историческую возможность для укрепления верховенства права в Украине. Следует поощрять это его стремление. Но такая реформа не должна быть простой уловкой для спасения Соглашения о свободной торговле, которая все равно может оказаться напрасной.