Предлагаемый Смирновым референдум о присоединении Приднестровья не пойдет на пользу Украине:
Возможный “оранжевый” сценарий у соседа - Но с какой стороны?

11/11/2011
Джеймс Джордж Джатрас
Заместитель директора Американского Института в Украине

Игорь Смирнов, давний президент непризнанной Приднестровской Молдавской Республики, вызвал вопросы у многих, и не только в Украине, когда он недавно предположил, что Приднестровье может провести референдум по объединению с Украиной в статусе автономной области. Предложение г-на Смирнова было озвучено в начале ноября в газете “Україна молода” в преддверии президентских выборов в Приднестровье 11 декабря, на которых ему противостоит Анатолий Каминский, глава оппозиционной партии “Обновление”, и бывший спикер парламента Евгений Шевчук.

Г-н Смирнов, давний клиент Москвы, сейчас оказался в опале, поскольку его бывшим покровителям явно надоело смотреть на то, как их помощь перекачивается в личный карман, что в свою очередь ставит под угрозу перспективы Приднестровья. Вместо этого, русские теперь явным образом поддерживают г-на Каминского и партию “Обновление”, которая состоит в партийном альянсе с правящей в России партией “Единая Россия”. Глава Кремлевской администрации Сергей Нарышкин открыто обвинял г-на Смирнова в коррупции и “нежелании уступить место новым политическим силам” (то есть г-ну Каминскому и “Обновлению”). В развитие этого сюжета правоохранительные органы России начали уголовное расследование в отношении сына г-на Смирнова и его невестки по фактам хищения финансовой помощи России Приднестровью. Как по команде, российские СМИ начали тотальную кампанию против Смирнова.

Единственный президент, которого Приднестровье когда-либо знало, не сдается без боя. Приднестровские власти нанесли ответный удар, арестовав предполагаемую группу финансируемых Россией политтехнологов (в том числе ряд украинских граждан), обвинив их в работе против Смирнова и в пользу Каминского. Про-смирновские СМИ обвиняют Москву в подготовке “оранжевой революции” по образцу украинской 2004 года с целью свержения г-н Смирнова и замены его на г-на Каминского в качестве первого шага к сдаче Приднестровья Молдове в рамках переговоров по формуле “5+2” (Молдова, Приднестровье, Россия, Украина и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), с участием наблюдателей от США и Европейского союза).

В этом контексте предложение г-на Смирнова по референдуму о присоединении к Украине можно рассматривать как пробный шар с целью замены России на Украину в качестве своего спонсора в рамках более широкой стратегии удержания у власти. Такая перспектива, и обвинения в "оранжевом" сценарии на западной границе Украины, заслуживают дополнительного рассмотрения.

“Оранжевое” Приднестровье?

Предположение, что Москва преследует сценарий “оранжевой революции” в Приднестровье, является неправдоподобным по ряду причин. Наиболее очевидным является то, что по сути cпланированные и проведенные "спонтанные демократические революции" как политическая технология, доведенная до совершенства Соединенными Штатами и связанными с ними НПО (в частности, организациями Сороса), представляли собой трюк, посредством которого небольшая и дисциплинированная группа обученных активистов превращалась в самопровозглашенное ядро "народа". Такое ядро - "Отпор!" в Сербии (2000 г.), "Кмара" в Грузии (2003 г.), "Пора" в Украине (2004 г.) - было с разной степенью успеха растиражировано и в других местах (в первую очередь в Египте в этом году ("Молодежное движение 6 апреля"), с помощью наставников из наследника сербского Отпора! - Центра прикладных ненасильственных действий и стратегий (CANVAS).

Отпор! и его наследник CANVAS, с его символом в виде сжатого кулака, больше соответствуют концепции В. И. Ленина о партии профессиональных революционеров, чем традиционной американской идее представительного правления. Как ни странно, слишком мало доказательств того, что пост-коммунистическая Россия освоила соответствующие политические технологии или того, что она даже пыталась это сделать, если не считать попыток противостоять им в тех случаях, когда они применялись силами, за которыми стояли Вашингтон/Сорос.

Возможно еще более существенным является то, что нет никаких оснований предполагать, что Москве вообще необходимо прибегать к таким механизмам в Приднестровье. Очевидным фактом является то, что единственной причиной, по которой Приднестровье не оказалось насильственно интегрировано в Молдову (а оттуда, по всей вероятности, в конце концов в Румынию) является поддержка России. Народ Приднестровья хорошо знает об этом; а когда взгляды и интересы реальных людей очевидны, то это ограничивает возможности создания эрзац-версии "народа" по модели Отпора!. Таким образом, бескомпромиссная позиция против поглощения является обязательной для претендентов на должность президента, что в свою очередь означает то, что они должны продемонстрировать неизменность поддержки со стороны Москвы. В течение многих лет г-н Смирнов имел возможность разыгрывать "русскую карту" к собственной выгоде, а также к выгоде его семьи и приближенных.

Теперь, когда Москва не желает более мириться с сохранением безудержной клептократии в Тирасполе, всем в Приднестровье ясно, что Россия отдает предпочтение г-ну Каминскому и “Обновлению”. Избиратели пойдут на выборы, отдавая себе отчет в том, что победа Каминского, и реформистское правительство г-на Каминского и “Обновления”, является для Приднестровья наилучшим шансом избежать тисков Кишинева и в конце концов добиться урегулирования на переговорах по формуле “5 +2” при полной поддержке Москвы. Такая поддержка представляется менее определенной в случае, если победу одержат г-н Смирнов или г-н Шевчук. Г-н Смирнов - по очевидным причинам. Г-н Шевчук - потому что он является именно тем лидером новой формации, с которыми любит работать Запад - "технократ" и "прагматический реформатор", который вероятно может оказаться более гибким, чем г-н Смирнов или г-н Каминский.

Кто выйдет во второй тур?

Именно поэтому г-н Смирнов и г-н Шевчук представляются вроде бы невероятной при поверхностном рассмотрении приднестровской версией российского "тандема", смысл которого – не допустить г-на Каминского во второй тур вместе с г-ном Смирновым. С точки зрения Запада, второй тур с участием Смирнова и Шевчука был бы идеальным вариантом для того, чтобы навязать избирателям выбор по принципу "орел - я выиграл, решка - ты проиграл". Либо г-н Смирнов выигрывает, срывая усилия Москвы и оставляя Приднестровье у разбитого корыта под руководством запятнанного и ослабленного лидера, которого Кишинев и Бухарест в конечном итоге смогут принудить к сдаче. Либо побеждает г-н Шевчук, также срывая усилия Москвы и практически не оставляя иного выбора, кроме как принять условия урегулирования, которые ему будет диктовать Запад. Если “оранжевый” сценарий и реализуется в приднестровской гонке, то он придет от западных сил, поддерживающих г-на Шевчука, или его не будет вовсе. Ищите кулак CANVAS, который вам все скажет.

Но ориентированные на Запад CANVAS-ники не будут иметь подобной возможности в случае выхода во второй тур Смирнова и Каминского, который в этой случае представлял бы собой реальную борьбу между бывшим, но теперь опальным и нежелательным клиентом Москвы, и тем, который занимает это место сейчас и может рассчитывать на твердую поддержку. Для избирателей Приднестровья такой выбор будет несложным.

Приднестровский референдум не пойдет на пользу Украине

Попытка г-на Смирнова вбросить новую тему, подняв вопрос референдума о присоединении к Украине, возможно еще в большей степени подтверждает те основания, по которым Москва решила отказаться от него. Несомненно, существует исторические основания для тяготения Приднестровья к Украине (Молдавская Автономная Советская Социалистическая Республика, 1924-1940 гг.), не говоря уже о демографии. Но любые шаги в этом направлении, несмотря на их маловероятность в настоящий момент, лишь закрепят на неопределенный срок приносящее личную выгоду г-ну Смирнову господство над его собственной вотчиной в автономной области, остающейся под его жестким контролем. Какая выгода в этом Украине - остается неясным.

В любом случае, учитывая относительную пассивность Киева и нежелание выступать сколько-нибудь последовательно от имени Тирасполя на переговорах по формуле “5+2”, Приднестровье идет на риск, меняя Россию на Украину в качестве своего покровителя. Хотя западные правительства насмехаются над претензиями Приднестровья на государственность так же, как они делают это и в отношении Южной Осетии, Абхазии и Нагорного Карабаха, для таких претензий, по крайней мере, имеются юридические основания в рамках Советской Конституции и соответствующих норм Советского права (в частности Закона “О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР” от 3 апреля 1990 года, Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, № 13, стр. 252), а также международного права и практики. (Это резко контрастирует с признанием мнимой независимости сербской провинции Косово и Метохия, для объявления которой полностью отсутствовали правовые основания, и, которое попросту является неприкрытым актом агрессии со стороны тех же западных правительств).

При этом всем известно, что присоединение Приднестровья к Украине без согласованного в рамках переговорного процесса решения по его статусу откроет на постсоветском пространстве ящик Пандоры с непредсказуемыми последствиями - не в последнюю очередь речь идет о собственной автономной республике Крым в составе Украины. Это еще одна болевая точка, которая Украине не нужна.