Приднестровье прокладывает новый курс

21/12/2011
Дарэн Спинк
Директор по связям с общественностью и политике
Американский институт в Украине

Несмотря на сообщения о попытках президентской администрации лидера Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) Игоря Смирнова сфальсифицировать результаты недавних президентских выборов в ПМР, 11 декабря электорат Приднестровья выбрал новый путь. Попытки Смирнова украсть выборы имела обратные последствия, в результате чего он получил лишь 25% голосов, что четко показывает - избиратели в Приднестровье хотят политического урегулирования его статуса и устали от экономической стагнации в ПМР и связанной с именем Смирнова коррупции. Недовольные тем курсом, которым Смирнов вел Приднестровье на протяжении своего 20-летнего правления, избиратели вместо него выбрали Евгения Шевчука, кандидата, которому отдает предпочтение Запад (38,5% голосов), а Анатолия Каминского, склоняющегося к России спикера приднестровского Верховного Совета (26,5 % поддержки), в качестве двух лидеров голосования, вышедших во второй тур выборов 25 декабря.

Смирнов, который изначально оспаривал официальные результаты голосования Центральной избирательной комиссии ПМР, потерял поддержку России из-за вопиющих фактов расхищения российской помощи, которая была предназначена для стабилизации экономики ПМР, а также его отчаянного и иррационального призыва о проведении референдума по вопросу объединения Приднестровья с Украиной. Поскольку Украина сама пытается определиться с собственным направлением экономической интеграции, выбирая между улучшением отношений и ускорением экономического роста вместе со своими соседями и торговыми партнерами за счет присоединения к Таможенному союзу и возможным неопределенным будущим и продолжением экономической стагнации вместе с переживающей экономическую и политическую нестабильность Европой, последнее, что нужно Киеву – это еще одна головная боль в виде ПМР.

Тем не менее, Украина, как участник переговорного процесса по формуле 5+2 (Молдова, ПМР, Россия, Украина и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе [ОБСЕ] с США и Европейским союзом в качестве наблюдателей), даже близко не играла столь же активной роли как Россия в обеспечении прав населения ПМР. Киев больше не может оставаться в стороне и ожидать, что Вашингтон и Брюссель смогут и должны в одиночку выступать посредниками при определении будущего Приднестровья. Вместо этого, администрации Януковича следует тесно сотрудничать с Москвой, чтобы добиться прекращения со стороны Кишинева ограничений на торговлю с ПМР или ограничений по доступу на территорию и с территории Приднестровья. Когда в Приднестровье где-то после 26 декабря будут окончательно утверждены результаты президентских выборов, Киев должен незамедлительно начать переговоры с Тирасполем и избранным президентом (Шевчуком либо Каминским) об окончательном определении статуса ПМР.

Поскольку Смирнов более не играет роли в будущем Приднестровья, у избирателей ПМР будет ясный выбор - Шевчук, кандидат, который поддерживает видение США/ЕС относительно ПМР (как автономии в составе Молдовы), или Каминский, который поддерживает идею о Приднестровье как современном независимом государстве. Хотя оба кандидата выступают за демократические перемены в Приднестровье, имеются четкие различия, определяющие видение каждого из этих двух людей относительно будущего ПМР.

Позиция Шевчука на тему независимости ПМР, которого некоторые аналитики называют способным технократом, характеризовалась как "двусмысленная" еще в 2006 году. Во многих отношениях Шевчук напоминает Виктора Ющенко, "оранжевого" кандидата в президенты, поддерживавшегося Западом на украинских президентских выборах 2004 года. Как и Ющенко, Шевчук считает себя "прагматиком", который способен привести Приднестровье к евроатлантической ориентации, то есть к про-румынской/про-молдавской ориентации. Поскольку Шевчук безусловно во многом обязан своим успехом во время этой президентской кампании тому, что он выступает за интеграцию ПМР в евро-атлантические структуры, вполне вероятно, что его видение будущего Приднестровья не будет совпадать с видением в Вашингтоне, Брюсселе и Кишиневе. Говоря проще, переговоры об окончательном статусе при президентстве Шевчука, скорее всего, приведут к автономии Приднестровья в составе Молдовы и непростым переговорам о том, как стать частью Европы, а не независимым и современным государством ПМР.

В отличие от понимания независимости ПМР Смирновым, в котором доминировал авторитаризм, коррупция и клановый капитализм, администрация президента Каминского будет пытаться продемонстрировать жизнеспособность Приднестровья как независимой экономики. Тем не менее, Каминский, который однозначно поддерживает в качестве предпочтительного тот же окончательный статус ПМР, что и Россия, будет несомненно лоялен Москве, в отличие от Смирнова, отвернувшегося от своего бывшего патрона как только у того возникли возражения по поводу уровня коррупции в Тирасполе. При президентстве Каминского, его администрация, скорее всего, останется на неизменных позициях в вопросе о независимости ПМР и гарантиях прав для всего населения - русских, украинцев и молдаван - в Приднестровье.

Поскольку избиратели в Приднестровье наметили новый курс для ПМР после ухода со сцены Смирнова, электорату необходимо очень внимательно подойти к выбору своего следующего лидера, поскольку будущий статус ПМР остается одним из самых сложных нерешенных территориальных вопросов, оставшихся после развала СССР. В то время как в Брюсселе продолжается обсуждение вопроса о возможном сокращении, а не увеличении числа членов в ЕС, очень маловероятно, что Республика Молдова, не говоря уже об Украине, получит приглашение на вступление когда-либо в течение ближайших 20 лет. С учетом этого, избиратели должны задаться вопросом, будет ли для ПМР правильным курсом пристроиться к ослабленной экономике Молдовы. Президентство Шевчука почти наверняка привело бы к этому сценарию, в то время как при администрации Каминского оставались бы надежды, что независимая ПМР станет современным государством с растущей экономикой благодаря в значительной степени интеграции своей экономики с экономиками крупных соседей, включая Россию и Украину.