Языковой плюрализм – правильный путь для Украины

14/09/2012
Энтони Салвия
Директор Американского института в Украине

8 августа президент Виктор Янукович поставил свою подпись под новым законом Украины о языках, который позволяет предоставить официальный статус на региональном уровне прочим языкам, помимо украинского, на которых как на родном говорят не менее 10% местного населения.

В короткий срок целый ряд региональных и городских администраций - в Днепропетровской Донецкой, Луганской, Одесской и Запорожской областях, а также городские власти Харькова, Херсона, Николаева и Севастополя официально признали на местном уровне русский как основной язык.

По большей части реакция на новый закон была выражена в истеричной манере, столь характерной для украинской политики: новый закон представляет собой предательство украинской Украины, продажу русскоязычным регионам – т.е. фактически самой России, и радикальную попытку пересмотреть основы украинской государственности и общества.

Конечно, в этой реакции все поставлено с ног на голову. Упомянутые выше регионы и города были русскоязычными с тех пор, как Украина получила независимость (и задолго до этого). Закон не делает, и не может сделать их более русскоязычными, чем они есть, и, конечно, не делает преимущественно украиноязычные части страны менее украиноязычными.

Далеко не подрывая национальное единство, новый закон направлен на укрепление украинской государственности, поскольку придает русскоязычным регионам дополнительную заинтересованность в успехе независимой Украины.

Понятно, что некоторые сторонники украиноязычной Украины испытывают страх перед законом, даже несмотря на всю его умеренность, поскольку он способен торпедировать их проект постепенного искоренения использования русского языка, если хотите, путем отмирания, за счет лишения его какого-либо официального статуса в любой точке страны.

Странно, что "западники" делают выбор в пользу принудительной языковой политики, которая направлена на то, чтобы сделать нацию одноязычной (украиноязычной) в нарушение прав и прерогатив регионов (и, тем самым, либеральных европейских стандартов), в то время как "русофилы" основывают свою политику на нормах Европейского Союза о признании прав региональных языков. Таким образом, как ни странно, Янукович и ПР выступили в пользу западных ценностей, поддержав закон о языке, в то время как оппозиция, в противостоянии этой по сути либеральной мере, действовала в типично «советской» манере.

Янукович представляется умеренным и либеральным также и в другом смысле: принимая на себя политический риск подписания закона, он придерживается принципа демократической подотчетности. Он обещал защищать права русскоязычных во время предвыборной кампании на президентских выборах в 2010 году, и он выполняет это обещание. Я не хочу сказать, что Янукович является образцом демократической добродетели, и, конечно, то, каким образом это законодательство было проведено через Раду, создает основания для беспокойства (хотя такой способ проведения характерен для Конгресса США), тем не менее, было бы несправедливо не признать должное там, где такое признание заслужено. Ничто так не укрепляет доверие к демократическому способу правления, как то, когда избранные лидеры делают то, что они обещали сделать во время кампании при избрании на должность (что происходит достаточно редко).

Был ли этот закон циничной уловкой, чтобы мотивировать сторонников Януковича в южной и восточной частях страны к тому, чтобы прийти на парламентские выборы в следующем месяце? Вполне вероятно. Это стандартная практика в устоявшихся демократиях. Позаботьтесь о своей базе; делайте то, для чего вас избрали.

Далеко не являясь радикальным шагом, новый закон о языке на самом деле представляется довольно умеренным по конструкции и возможным последствиям. Во время своей предвыборной кампании на президентских выборах Янукович обещал полноценное признание русского языка как второго государственного языка украинского государства. В свете того факта, что Украина очевидно является двуязычной страной, его предвыборное обещание придать статус государственных обоим языкам полностью имеет смысл и должно оставаться политической целью.

Если посмотреть на Европу как на образец, то в Финляндии, в которой территория проживания шведскоязычного населения ограничивается городом Хельсинки и несколькими прибрежными районами, и, которое составляет менее 5% населения, шведскому языку, тем не менее, предоставлен статус государственного языка наравне, естественно, с финским. Все уличные и дорожные знаки содержат указания на обоих языках. Все финские учащиеся в обязательном порядке изучают шведский язык в школе. Этой политике присущи недостатки, но она предполагает некоторое великодушие по отношению к небольшому меньшинству, некогда правившему Финляндией.

Русский язык является родным для гораздо большего чем 5% числа украинцев. Украина фактически двуязычна. Украинское законодательство должно признавать эту реальность. Западные критики, которые возражают против языкового плюрализма в Украине, играют в свою обычную игру использования Украины в качестве дубинки, которой можно колотить Россию.