Украина на перепутье, а депутаты Рады дают повод для комичных репортажей

17/12/2012
Энтони Т. Сальвия
Директор Американского института в Украине

На прошлой неделе Николай Азаров 259 голосами в Раде (на 33 больше, чем необходимо) вернулся на пост премьер-министра. Это закладывает основу для переизбрания президента Виктора Януковича в 2015 году. Между тем, правительству придется принять решения по основным проблемам политического выбора, которые встают перед Украиной - выбор между зоной свободной торговли с ЕС и продвигаемым Москвой Таможенным союзом, выполнение требований МВФ для получения дальнейшего кредитования, возрождение экономики, реализация аграрной реформы и т.д.

Утверждение Азарова было полностью отодвинуто на задний план дракой парламентариев в Верховной Раде. СМИ по всему миру сообщали о драке в качестве комического отступления от серьезных новостей, и представляли украинскую политику в лучшем случае как забавную, в худшем случае – как пародию.

Ближний бой возник, в частности, как следствие возмущения оппозиции переходом некоторых ее членов в правящую коалицию, что увеличило большинство, поддерживающее правительство Азарова.

У оппозиции было полное право быть недовольной, но между тем перебежчики из партийных рядов, по крайней мере, на Западе, не являются чем-то необычным, но никогда не рассматривались в качестве предлога для кулачных боев. В 2001 году сенатор США от штата Вермонт перешел из Республиканской в Демократическую партию, тем самым сведя на нет волеизъявление американского народа, который только что проголосовал за президента-республиканца, Республиканский Сенат и Республиканскую палату представителей. Его единоличное решение лишило победившую партию абсолютного большинства. Недемократично? Может быть. Конституционно? Абсолютно. При этом никакого насилия не последовало.

А затем, по иронии, оппозиционные политики (в основном депутаты от "Свободы") начали выкрикивать "Позор, позор" в адрес членов Рады, которые осмелились говорить с трибуны на русском языке - языке, которым владеет практически 100% населения Украины, и который является родным языком для значительной, и возможно даже большей его части. Я говорю "по иронии", потому что это те самые политики, которые настаивают на том, что Украина слишком либеральная, просвещенная и европейская, чтобы связывать свою судьбу с Россией (например, посредством присоединения к продвигаемому Москвой Таможенному союзу), и, следовательно, должна идти на сотрудничество с Европейским Союзом путем ратификации Соглашения о свободной торговле. Трудно представить себе что-либо более противоречащее "европейским" ценностям, чем демонизации сограждан, говорящих на родном языке.

В то время как "Свобода" предпринимает по-детски незрелые и потенциально дестабилизирующие действия, команде Януковича-Азарова необходимо принимать серьезные, взрослые решения, в том числе касающихся многолетней проблемы выбора между Европой и Россией, и выполнения требований МВФ по дальнейшему кредитованию.

Эти две проблемы связаны между собой. Сделка с Таможенным союзом позволила бы, по мнению экспертов, сэкономить Украине $4,6 млрд. в год на импорте газа, сняв необходимость выполнения политически неприемлемого требования МВФ по сокращению субсидий для украинских потребителей газа.

Проявит ли президент мужество? 5 декабря в Ашхабаде прозвучали его самые сильные по сей день высказывания в пользу Таможенного союза о том, что Украина потеряет, если не "присоединиться к некоторым положениям Таможенного союза". Заявление было осторожным и смелым в одно то же время – и при этом необъяснимо двусмысленным. Он знает, что варианта присоединения к некоторым, а не ко всем, положениям, не существует.

Затем 13 декабря его премьер-министр, только что утверждённый Радой, заявил, что правительство рассматривает "скорейшее" "подписание" и "реализацию" Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом в качестве "приоритета" правительства. При этом Азарову известно, что Брюссель поставил окончательный отказ от Таможенного союза условием подписания соглашения о свободной торговле.

Неужели вся эта двусмысленность – это хороший расчет? То есть неотъемлемая часть хорошо известных попыток Президента противопоставлять Москву Вашингтону/Брюсселю в надежде заключить сделку на наилучших возможных условиях? Является ли сделка с любой стороной желательной вообще или же балансирование между ними и является целью?

Когда администрация Януковича будет пытаться дать ответы на эти серьезные вопросы, стоило бы прислушаться к словам Валерия Мунтяна, сказанным в недавнем интервью.

Он сказал, что при вступлении в Таможенный союз Украина не только не утратит экономический суверенитет, а наоборот выиграет, так как страна получит доступ к "значительно более емкому и платежеспособному рынку, чем имеет Украина сегодня". Это критически важно для ключевых отраслей отечественной промышленности. Беларусь, по словам Мунтяна, уже получила преимущества от расширения своего рынка с 10 млн. до 170 млн. человек.

В качестве члена Таможенного союза, сказал он, Украина будет участвовать в объединении на равных с другими государствами-членами. Этого не будет в том случае, если Украина будет пытаться интегрироваться с Европейским Союзом, который стремится навязать Украине свои правила, и который "падает" и находится в "затяжной стагнации". Европейцы, по Мунтяну, стремятся получить доступ к ресурсам Украины, ничего не давая взамен. Они "капитала не дадут, поскольку у них нет"; то же самое относится и к технологиям, так как они не имеют намерения создания потенциального конкурента.

Государственный секретарь США Хиллари Клинтон недавно сравнила Таможенный союз и связанное с ними Евразийское экономическое пространство с усилиями по "ре-советизации" бывшего Советского Союза. Но в то же время, когда несколько бывших членов Варшавского договора (Болгария и Румыния, например), отдав рычаги управления бюрократическому колоссу в Брюсселе, оказались брошенными в ситуации, которую британский журналист Джеймс Делингпол называет "экономической мертвой зоной советского образца", остается открытым вопрос о том, какая именно система больше похожа на бывший Советский Союз.