Возможен ли рост экономики Украины, пока она привязана к находящейся в коме Европе?

26/12/2012
Энтони Т. Салвия
Директор Американского института в Украине

Премьер-министр Азаров поставил перед новым министром экономического развития и торговли Игорем Прасоловым незавидную задачу по увеличению годовых темпов роста экономики Украины до 3-3,5% (с нынешнего уровня, составляющего -1,3%).

Премьер-министр нисколько не облегчил задачу г-на Прасолова, объявив о том, что приоритетным для его правительства является подписание соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Европейским Союзом. Он сообщил, что правительство рассмотрит вопрос о присоединении к поддерживаемому Москвой Таможенному союзу позднее, не указав при этом точного срока.

Это создает проблему.

Во-первых, ЕС настаивает на том, что соглашение о свободной торговле и Таможенный союз являются взаимоисключающими. Недавно от его имени перед камерами предстал один из множества безликих чиновников (в данном случае некий Элмар Брок), заявивший как раз об этом: Украина не может вступить в обе организации. Брюссель (или, по крайней мере, г-н Брок) настаивает на том, чтобы Киев сделал то, чего всеми силами старался избегать Президент Янукович с момента вступления в должность, а именно сделать четкий выбор между Брюсселем (за которым, естественно, стоит Вашингтон) и Москвой.

Во-вторых, темпы роста в России составляют 3% в год, по сравнению с темпами роста в еврозоне на уровне -0,6%, что делает перспективу беспрепятственного доступа к растущему рынку с населением в 140 миллионов человек привлекательной для украинских бизнесменов.

Государственный долг России в процентах от ВВП составляет всего 9%, по сравнению с 87,3% в ЕС (и катастрофическими 103% в США). Имеется связь между относительно динамичным ростом России и ее низким уровнем задолженности, точно так же, как между отрицательным значением темпов роста в Европе и ее большим долговым бременем.

Кроме того, в России уровень инфляции составляет 6,5%, в то время как российские банки выплачивают 8,25% по сберегательным счетам, а это значит, что россияне имеют шанс выйти вперед, увеличить свои сбережения и повысить покупательскую способность. Это хорошо для украинских предприятий, желающих экспортировать свою продукцию в Россию.

Между тем инфляция в еврозоне составляет 2,2%, что значительно выше преобладающей процентной ставки по сберегательным счетам, равной всего лишь 0,75%. Европейский центральный банк удерживает ставки на низком уровне, чтобы стимулировать находящуюся в коме экономику континента (судя по всему, пустая трата времени, однако надежда умирает последней). Главное, усилия ЕЦБ по стимулированию инфляции за счет сдерживания процентных ставок представляют собой грабеж в отношении европейцев с фиксированными доходами (особенно страдают при этом пожилые и малоимущие люди, студенты и пенсионеры), поскольку процентные ставки плетутся в хвосте инфляции.

Таким образом, европейцы вряд ли имеют возможность импортировать украинские товары, даже если бы имелись украинские товары, которые они хотели бы купить (а этот вопрос отнюдь не ясен).

Виктор Суслов, бывший министр экономики Украины, заявил в интервью Segodnya.UA, что Европа не предлагает Украине надежного рынка для экспорта.

"Торговые отношения показывают, что у нас доля импорта из стран СНГ - почти 50%, а из ЕС - 23%. Только со странами Таможенного союза мы можем реализовывать высокотехнологичную продукцию, в частности, в машиностроении. Надо понимать, что в ЕС нет свободных ниш для украинских товаров. Мы неконкурентоспособны".

"Производство авиадвигателей идет на Россию, в ЕС это не нужно. В судостроении - мы когда-то произвели надводный флот, а сейчас Россия заказывает корабли в ЕС, и мы теряем эту нишу. Все предприятия военно-промышленного комплекса - это рынок в России", - заявил г-н Суслов. – "Если мы вступим в Таможенный союз, то цены на энергоносители у нас будут на уровне внутреннего российского рынка, а не такие, как в Европе".

Таким образом, Украина развязалась бы с обременительными требованиями МВФ сократить громадный текущий дефицит "Нафтогаза" за счет повышения тарифов для украинских домохозяйств и предприятий.

Суслов далее отмечает: "Данные Института экономики и прогнозирования НАНУ под управлением Валерия Гееца показывают, что при вступлении в ТС наш экспорт вырастет на 10%, а если Украина вступит в ЗСТ с ЕС, в 2015 году ВВП упадет на 1,28%, в 2030 - на 9,94%".

По словам Суслова, "понятно, что Украине выгоднее в Таможенном союзе. Это позволит развить высокотехнологические отрасли. За счет снижения цен на газ ситуация в экономике будет лучше. Нам надо понимать свое место на геополитической карте".

Настаивая на том, что Украина должна пренебречь Россией, вышеупомянутый представитель ЕС г-н Элмар Брок заявляет, что Украина должна ставить свои долгосрочные интересы выше краткосрочных выгод. Другими словами, ничего страшного, если соглашение о свободной торговле не обеспечивает никаких выгод; достаточной наградой является возможность перебежать дорогу России.

Однако большинство украинцев с этим не согласны. Для них ощутимые выгоды предпочтительнее нового обострения отношений с Россией. Рассмотрим результаты недавно проведенных опросов.

Согласно опросу, проведенному Центром "Социальный мониторинг" в 24 областях Украины 5-15 декабря 2012 года, 46% украинцев поддерживают вступление страны в Таможенный союз, в то время как 35% респондентов полагают, что Украина должна подписать соглашение о свободной торговле. Девятнадцать процентов не определились со своим выбором.

Среди тех, кто принял решение по данному вопросу, 57% поддерживают вступление в Таможенный союз; 43% считают, что Украина должна подписать соглашение о свободной торговле.

Подобным образом киевская компания Research & Branding провела опрос на тему "Что в большей степени отвечает интересам Украины: ЕС или ТС?".

Результаты опроса показывают, что поддержка ЕС сократилась с 37% в 2011 году до 33% в 2012 году, в то время как поддержка ТС выросла с 36% до 39% в 2012 году.

Очевидно, что настойчивые утверждения Европейского Союза о взаимоисключающем характере соглашения о свободной торговле и ТС обусловлены не экономическими, а геополитическими соображениями. Именно это, судя по всему, являлось смыслом недавнего резкого ответа российского министра иностранных дел Сергея Лаврова на замечания г-на Брока. Он подчеркнул, что ТС и соглашение о свободной торговле являются совместимыми в своей основе, поскольку обе страны являются членами ВТО и соблюдают ее правила и предписания.

ЕС видит это иначе, по крайней мере, в настоящее время. На усилия Брюсселя, направленные на предотвращение вступления Украины в Таможенный союз, явно оказало влияние недавнее заявление покидающей пост государственного секретаря США Хилари Клинтон о том, что США, в соответствии со своей политикой, прилагают усилия к тому, чтобы расстроить планы Москвы по формированию единого Евразийского экономического пространства на основе Таможенного союза. Будем надеяться, что сенатор Джон Керри, недавно назначенный вместо г-жи Клинтон, изменит ее позицию, которая не имеет ничего общего с американскими национальными интересами, а во многих аспектах даже противоречит им. Но это уже другая история.