Отворачивается ли Запад от ‘евро-атлантической’ интеграции Украины?

12/02/2013
Джеймс Джордж Джатрас
Заместитель директора, АИУ

На протяжении двух десятилетий догматом для "евро-атлантических" элит по обе стороны океана являлось то, что интеграция бывших коммунистических государств (иногда включая Россию, иногда явно исключая ее) - это единственный путь, открытый для них через безусловное принятие западной политической, экономической, правовой и социальной модели, кульминацией которого должно стать членство в двух евроатлантических "клубах" - НАТО и Европейском Союзе. "Историческая неизбежность" этого пути неизменно отстаивалась всеми правильно мыслящими западными чиновниками и аналитиками исследовательских центров с такой механической последовательностью, от которой покраснел бы теоретик марксизма-ленинизма.

Поэтому столь удивительными, если не шокирующими, выглядят следующее высказывания в журнале Policy Review, публикации Института Гувера:

Без сомнения, мы крайне неверно толковали политику в Восточной Европе после распада Советского Союза. Мы ошибочно думали, что на Евразийском континенте за одну ночь появилась совершенно новая политическая система, настолько отличная от своей советской предшественницы, что даже термин "пост-советская" был неточным. Мы ошибочно полагали, что становление этих нарождающихся демократий будет происходить во многом так же, как в Западной Европе после Второй мировой войны или в Центральной и Восточной Европе после падения Берлинской стены - что, если обратить взор назад, казалось неизбежным до самого последнего времени. И мы совершенно ошибочно видели Цветные революции 2004 года в Грузии и 2005 года в Украине как отражение нашего собственного политического воображения.

Не менее удивительным является личность автора статьи ("(«Постсоветские сумерки"), в которой это говориться: («Брюс П. Джексон, который является основателем и президентом "Проекта по переходным демократиям" (ППД). ППД описывается как "многолетняя программа, направленная на ускорение темпов реформ в демократиях, возникших после 1989 года, и сокращение сроков интеграции этих демократий в евроатлантические институты". До основания ППД в 2002 году Джексон являлся, наряду с прочей аналогичной деятельностью, соучредителем ныне прекратившего свое существование "Комитета США по НАТО "(первоначально "Комитет США по расширению НАТО"). Более последовательного сторонника политики Запада Дранг нах Остен в период после холодной войны было бы трудно найти.

"Россия и Украина"

Нынешние высказывания Джексона представляют собой почти полную противоположность той политике, которую Вашингтон последовательно проводил в течение двух десятилетий. Действительно, его центральное высказывание касается "двух ведущих государств в постсоветском мире", России и Украины, на которые он неоднократно ссылается в тандеме, почти как если бы они были одним единым лицом. Вместо ожиданий того, что Москва и Киев подчиняться западному диктату, он призывает признать тот факт, что западные рычаги воздействия на них ограничены, и что они "будут делать то, что делают, независимо от того, что делают или говорят ЕС и США ".

Джексон не высказывает предложений о том, что любое постсоветское государство является вероятным будущим членом НАТО. Что касается ЕС, то нет и намека на то, что членство в этой организации стоит в повестке дня. Он полагает, что Брюссель вероятно сделает Киеву предложение о Соглашении об ассоциации (АA) и Соглашении об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA) на саммите Восточного партнерства в ноябре 2013 года в Вильнюсе, несмотря на страдания Юлии Тимошенко, о которой он высказывается далеко не лестно:

Хотя данные замечания могут показаться грубыми - Юлия Тимошенко может быть не хуже тех, кто ее преследует, но она, точно не намного лучше. При этом с точки зрения политики, вопрос заключается в том, является ли освобождение Тимошенко, ее возврат в политику или даже смена режима в Киеве самой важной целью для Европы и Соединенных Штатов в Украине… Хотя Тимошенко, безусловно, должна быть освобождена, у Запада в Украине имеются и другие интересы, по крайней мере не менее значимые, чем судьба отдельных украинских политиков.

Джексон, по-видимому, считает, что ЕС откажется от Тимошенко и предложит Украине заключить AA/DCFTA в любом случае. Возможно, он прав, но, определить намерения правительств 27 стран, которые должны будут дать единогласное согласие на предложение, далеко не просто. Даже тогда, когда должностные лица правительств стран ЕС настаивают на том, что они поддерживают предложение о заключении AA/DCFTA, они сразу же выдвигают оговорки. Например, "Европа не будет диктовать Украине, как решать вопрос" Тимошенко и Юрия Луценко, заявила президент Литвы Даля Грибаускайте, принимая Президента Януковича в Вильнюсе. "Тюремное заключение лидеров оппозиции не является достойным решением, и поэтому мы обращаемся к властям с тем, чтобы напомнить, что дальнейшее промедление в решении по этим политически мотивированным делам может привести к дальнейшему затягиванию подписания соглашения". Если это не "диктат Украине", то что?

Необоснованный оптимизм в отношении Молдовы

Помимо России и Украины, на которых в основном сосредоточено его внимание, Джексон уделяет несколько слов каждой из других бывших советских республик. Каждая следующая описывается в более мрачных тонах, чем предыдущая, и далее:

Очевидно, что эти страны не являются здоровыми детьми цветных демократических революций. И Оранжевая Революция, и Революция роз на сегодня выглядят куда менее романтично. Было бы трудно утверждать, как это сделал Джордж Буш в своей речи на Площади Свободы, что демократия в этих странах неизбежна, и, что движущей силой политических перемен является всеобщая вера в свободу личности.

Даже Грузия, привычный любимчик евро-атлантических интеграторов, рассматривается как вызывающая "очень большие сомнения". Единственным относительно светлым пятном Джексон видит Молдову, которую он описывает как "медленно продвигающуюся в сторону Европы", несмотря на сбои в ее политической системе. Но при этом не высказывается предположения о том, что Кишинев может быть следующим, получившим предложение подписать собственные соглашения AA/DCFTA, а также не упоминаются («слабые экономические показатели Молдовы.

В своих выводах, если не во всех аспектах своего анализа, у Джексона в "Постсоветских Сумерках" появляются примечательные долгожданные нотки реализма, исходящие из неожиданного источника.