После Брюсселя, статус Договора Украина ЕС по прежнему неясен

27/02/2013
Энтони т. Сальвиа
Директор, Американский институт в Украине

Саммит Украины и Европейского союза начался и закончился, а перспективы подписания и ратификации Брюсселем Соглашения об ассоциации с Киевом остаются как никогда туманными.

Повторяя заявления чиновников ЕС, сделанные в те недели, которые предшествовали саммиту, в заключительном коммюнике излагаются условия успешного заключения Соглашения:

Украине необходимо предпринять «решительные меры» и добиться «ощутимого прогресса» в укреплении законности, реформировании избирательной системы и принятии европейских стандартов в различных областях (энергетической политике, формировании более здорового инвестиционного климата и т.п.).

Это трудная задача, и Брюссель хочет, чтобы Киев решил ее до мая этого года – то есть, через три месяца. Будет ли он это делать? Сможет ли?

Некоторые комментаторы ставят под вопрос способность Киева выполнить требования Европы. Польский эксперт по международным делам Адам Бальцер из Центра европейской стратегии в Варшаве считает, что обвинения в убийстве, выдвинутые против г-жи Тимошенко, будут оставаться камнем преткновения:

«Если ее не выпустят, сложно себе представить, что некоторые европейские государства, которые очень строго подходят к принципам соблюдения прав человека, изменят свою позицию».

Одним из таких государств является Германия. Ребекка Хармс, член Европейского парламента от Германии и сопредседатель фракции зеленых, заявила, что администрации Януковича «упускает» шанс для Украины подписать соглашение об ассоциации.

Она сказала: «Вместо укрепления верховенства закона ситуация ухудшается». Указав на новые обвинения против г-жи Тимошенко, она заявила:

«В таких условиях ЕС явно не может заключать соглашение об ассоциации с Украиной».

Престижный еженедельник The Economist называет ожидания Брюсселя в отношении значимых украинских реформ к маю «крайне нереалистичными» и утверждает, что если бы Европа подписала соглашение в отсутствие реформ, это «явилось бы принципиальным отказом от принципов [ЕС] и самой идеи того, что он способен устанавливать условия сотрудничества».

При этом The Economist далее указывает, что Виктор Янукович «решительно намерен разоблачить блеф Европы», надеясь, что Брюссель скорее отступит от своих требований реформ, чтобы избежать сближения Киева с Евразийским таможенным союзом, существующим под эгидой Москвы.

Журнал утверждает, что Янукович «может быть прав, но только потому, что существует возможность подписания соглашения и затем его нератификации до тех пор, пока не будут выполнены определенные условия».

На недавнем круглом столе в Киеве, организованном Американским институтом в Украине, было высказано единодушное мнение о том, что это и может быть окончательным итогом – подписание с последующей неопределенностью вокруг ратификации.

Что касается украинской оппозиции, то она хочет заключить Соглашение об ассоциации (даже несмотря на то, что ее формальный лидер, госпожа Тимошенко, по-прежнему томится в тюрьме), исходя из того, что, по словам журнала The Economist, «он [т.е. Янукович] у власти не навсегда». Другими словами, зачем мешать правам человека и демократии нанести удар по Москве сейчас, когда у нас есть шанс?

Арсений Яценюк подчеркнул, что европейские ценности более важны для Украины, чем российский газ. Можно точнее выразиться его словами: «Нам нужны не цены на газ. Нам нужны ценности».

На прошлой неделе Украина получила напоминание о том, что именно сейчас Европа имеет ввиду под «ценностями».

НПО Human Rights Watch осудила находящийся в Верховной Раде законопроект, которым, среди прочего, запрещается изготовление, публикация или распространение материалов, которые пропагандируют гомосексуализм, и призвала Европейский союз настоять на том, чтобы администрации Януковича выступила против этого закона, осудила гомофобию и обеспечила защиту для участников мероприятий, имеющей целью пропаганду женских и мужских гомосексуальных, а также транссексуальных практик.

Вот такие демократия, свобода слова и право на защиту традиционных нравственных ценностей. Сегодня западные ценности имеют мало общего с «демократией», но зато очень много с прогрессивной идеологией.

Закроет ли Европа глаза на недостатки Украины и подпишет ли Соглашение об ассоциации в любом случае с тем, чтобы продвинуть свои экономические интересы в Украине, продемонстрировать сохранение жизнеспособности Европейского проекта (несмотря на все доказательства об обратном), отстоять неизбежность евро-атлантической ориентации бывших советских республик, и, самое главное, нанести сильный удар по Москве?

Или Европа поступит благородно и выступит за то, что осталось от ее демократических ценностей? Будет ли она настаивать на том, чтобы Украина сделала значимые шаги с целью соблюдения ее судебных и политических стандартов, прежде чем позволит ей приблизиться еще на дюйм?

Время покажет, и мы узнаем об этом довольно скоро.