Как ‘гидроразрыв’ повлияет на выбор Украины между Россией и ЕС?

29/03/2013
Джеймс Джордж Джатрас
Заместитель директора, АИУ

Вопросы энергетической политики Украины и цена, которую Украина платит за энергоносители, всегда были связаны с более широкими вопросами отношений Украины с Россией (и ее энергетической зависимости от последней). Что в свою очередь оказывало влияние на непростой выбор Киева между возглавляемым Россией Таможенным Союзом (ТС) и Соглашением об ассоциации/Соглашением о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (AA/DCFTA) с Европейским союзом.

Все указывает на то, что за последнее время дилемма встала перед Киевом еще более остро в тот решающий период до крайнего майского срока, который был поставлен Украине для выполнения условий Брюсселя в связи с заключением AA/DCFTA. С другой стороны Москва поставила свои собственные условия, указав, что Киев не будет иметь какого-либо влияния на ТС исключительно в качестве “наблюдателя”, и, что в свете уменьшающегося значения Украины как транзитной страны Москва будет рассматривать участие в газотранспортном консорциуме с Украиной только если Киев выйдет из Энергетического Сообщества ЕС. Как указал Пол Гобл, американский комментатор, известный своими антироссийскими взглядами, Москва фактически “требует, чтобы Украина порвала с Западом в качестве цены за хорошие отношения с Российской Федерацией”.

Гидроразрыв ‘меняет правила игры’ для Украины?

В этом контексте предположение, что добыча сланцевого газа с использованием технологии гидроразрыва пласта (“гидроразрыв”) может “поменять правила игры” для Украины, приобретает еще большую важность. Как указывалось в сообщениях о январском соглашении, подписанном Президентом Виктором Януковичем с компанией RoyalDutchShell в рамках Всемирного Экономического Форума в Давосе, по оценкам Украина располагает запасами сланцевого газа в 1.2 триллиона м3, третьими по размеру в Европе. Украинские официальные лица утверждают, что инвестиции Shell вероятно составят примерно $10 млрд., но могут вырасти до $50 млрд. В мае 2012 года компании Shell и Chevron выиграли конкурсы на разработку месторождений сланцевого газа соответственно на Юзовской и Олесской площадях. В августе 2012 года компании ExxonMobil (основной оператор), Shell, OMVPetron (Румыния) и государственная компания “Надра Украины” выиграли конкурс на Скифское нефтегазовое месторождение на шельфе Черного моря. Shell и ExxonMobil изучают возможность разработки месторождений сланцевого газа в Львовской и Донецкой областях.

По мере того, как Украина будет продвигаться вперед со своими планами разработки сланцевого газа, будет усиливаться и встречная риторика сторонников, указывающих на экономические выгоды, и противников, предупреждающих об экологических опасностях. Несомненно, гидроразрыв вызывает споры везде, как в связи с экологической проблематикой, так и экономическими последствиями. В Соединенных Штатах технология вызвала бум в некоторых районах (особенно в Северной Дакоте) и уже привела к резкому снижению цен на газ (самым низким за последние 35 лет), а также к снижению ряда выбросов благодаря замене угля. Вдругихрайонахверхвзялиэкологическиесоображения. Например, в штате Нью-Йорк (как могут не знать многие за пределами Соединенных Штатов, “Нью-Йорк” означает не только город, но штат, по территории превышающий Грецию или Болгарию) мораторий действующий с 2008 года, не дает фермерам возможности аналогично их соседям в Пенсильвании получать крупные выплаты, поскольку им не разрешено использовать гидроразрыв в пределах своих участков. (В США, в отличие от многих стран, частные землевладельцы владеют правами на минеральные ресурсы под землей, в силу чего богатства достаются не только государству и частным компаниям). Та же драма разыгрывается и в Европе – например, во Франции, где экологи опасаются окончания десятилетнего запрета на гидроразрыв, противники применения гидроразрывов все еще берут верх. Даже в соседней с Украиной Польше, которая считалась одной из самых перспективных территорий для использования данной технологии, имели место неудачи, связанные с разочаровывающими первоначальными результатами разведки и обвинениями в том, что правительство пытается заткнуть роткритикам.

Гидроразрыв обостряет внутренний раскол Украины, проблему ее геополитического выбора

Характерно то, что возможности добычи с использованием гидроразрыва превратились в вопрос политического противостояния, при этом достаточно неожиданного. Как отмечает Тарас Кузио, видный обозреватель, наблюдающий за происходящим в Украине:

“Обычно про-российская и выступающая за Януковича Коммунистическая Партия Украины (КПУ) и две из трех оппозиционных партий (“Свобода” и “Батькивщина”) выступают против добычи сланцевого газа. Премьер-министр [Николай] Азаров заявил Заместителю Госсекретаря США Венди Шерману 19 марта в Киеве: ‘Пусть они объяснят вам, чьи интересы они защищают. С одной стороны они говорят, что они против России, с другой стороны, фактически, они агенты Российской Федерации’. При этом, администрация Януковича, которую на Западе часто считают “про-российской”, поддерживает то, что, как надеются, представляет собой наилучший шанс Украины уменьшить свою зависимость от Москвы”.

[ПРИМЕЧАНИЕ:Из числа оппозиционных сил УДАР отказался присоединиться к протестам против применения гидроразрыва, возглавляемым “Свободой” и “Батькивщиной”].

Иными словами для Украины политическая подоплека применения гидроразрыва связана не только со сложными экономическими и экологическими соображениями, которые присутствуют в других странах, но и с неконструктивным подходом по принципу “все или ничего”, который существует практически по любому вопросу, будь то преследование Юлии Тимошенко или кулачные бои в парламенте, вспыхнувшие по поводу использования русского языка. Например, даже если применение гидроразрыва действительнооправдает экономические ожидания, Александр Мотыль, критик правительства Януковича, предсказывает, что “глубоко коррумпированный и все более авторитарный режим Януковича будет использовать легкие деньги для того, чтобы стать еще более коррумпированным и авторитарным, все больше полагаясь на силу принуждения для того, чтобы оставаться у власти. И без того неконкурентоспособная экономика Украины станет еще менее конкурентоспособной, а ее население беднее. С ростом недовольства населения нелегитимным и репрессивным режимом потенциал для мощного народного взрыва возрастает”.

В условиях, когда украинская политика характеризуется такими же разломами, как и порода после применения новой технологии, мы можем ожидать, что дискуссия примет самые экстремальные формы, когда сторонники будут аплодировать сланцевому газу как “палочке-выручалочке”, которая превратит Украину в энергетическую “сверхдержаву”, а противники будут бить в набат по поводу экологического “геноцида”. Но исходя из опыта других стран, между двумя полюсами - “технологическим Набукко ” и “химическим Чернобылем”, есть достаточно большое расстояние. Пока Украина пытается решить, что ей делать со своим будущим газовым потенциалом, необходимо приглушить риторику и выслушать все затронутые стороны, а не только спорящих политиков, по всему комплексу взаимосвязанных вопросов. В их число входят: объем ресурсов, поддающихся оценке (и последствия с точки зрения цен на газ в Украине и энергетической независимости, и, далее, для отношений с Россией и Европой), вероятные последствия для экологии и потребителей Украины, а также то, как оптимальным образом использовать ожидаемые доходы.

Это потребует полного и основательного обсуждения всех точек зрения, включая сторонников применения гидроразрыва, а также противников из отраслевого, экологического и потребительского лагерей, в конструктивной и отрытой атмосфере взаимного уважения. Это было бы непростой задачей в любой стране, а в Украине и подавно.