Заминка Брюсселя приводит к росту реализма по отношению к “Европе” в Украине

02/04/2013
Энтони Т. Сальвия
Директор Американского института в Украине

Некоторые недавние заявления премьер-министра Азарова могут указывать на то, что Украина приходит к более трезвому взгляду на Европу - объект слепой любви Киева с момента обретения независимости.

На встрече с высокопоставленным дипломатом из США Уэнди Шерманом во время его официального визита в Киев, премьер-министр попенял Европейскому Энергетическому Сообществу за то, что то согласилось - несмотря на возражения Киева - на российские трубопроводы Северный и Южный поток.

Затем, в последующем интервью ТВ Мир он задался вопросом, в какой степени предварительные условия, установленные Брюсселем на саммите Украина-ЕС 25 февраля для предоставления Киеву права на заключение соглашения о зоне свободной торговли были "объективными" и совместимыми с украинским суверенитетом: "... Возникает вопрос - насколько эти требования объективны, насколько они учитывают наш суверенитет, наши законные права? Почему нас можно обвинять в каких-то нарушениях?" - задается он вопросом. [Курсив наш]

28 марта, как раз накануне прибытия миссии МВФ на переговоры в Киев, Азаров отклонил требование МВФ о том, чтобы Украина сократила свои газовые субсидии для населения и предприятий в качестве предварительного условия для дальнейшего кредитования. "Мы заинтересованы в сотрудничестве с Международным валютным фондом. Однако у нас нет острой необходимости соглашаться на любые условия".

Последние комментарии Премьер-министра хорошо понятны, хотя и выглядят несколько неуместно в существующем контексте:

  • Есть ли у него другой путь к достижению соглашения с МВФ, или план для поддержания платежеспособности страны в случае, если переговоры провалятся?
  • Независимо от того, какие возражения могут вызывать предварительные условия Брюсселя для подписания Соглашения об ассоциации (то есть, о проведении правовой и судебной реформ, в том числе об удовлетворительном разрешении дела Тимошенко), Украина согласилась на них, и на то, чтобы выполнить их к концу мая.
  • Его претензия о пренебрежении Брюсселя суверенитетом Украины звучит немного наивно, так как весь смысл Европейского Союза состоит в искоренении национального суверенитета.

Независимо от этого, премьер-министр совершенно правильно поставил вопрос о том, почему в "нарушении" обвиняется только Украина, в то время как то же самое обвинение может быть выдвинуто и против "Европы" (и МВФ) в связи с их скандально жестким обращением с Кипром. Хорошо, что украинский лидер готов выступить с такой критикой "Европы", которая указывает на лицемерие с ее стороны. Реализм в отношении Европы принципиально важен, поскольку Украина стоит перед решающим выбором в отношении своей стратегической ориентации и перспектив экономического роста и развития.

В этой связи недавняя статья эксперта по внешней политике США Срджа Трифковича на страницах журнала Chronicle (22 марта 2013 года) дает крайне реалистичную оценку программы “Восточного партнерства” ЕС и усилий по "продвижению общих ценностей "- демократии, прав человека и верховенства закона в шести бывших советских республиках", которые, включая Украину, считаются имеющими “стратегическое значение”.

Трифкович утверждает, что технократы из ЕС имеют личную финансовую заинтересованность (в виде “кормушки, удобных рабочих мест и хорошо оплачиваемых командировок”) в выпуске "победных" реляций об успехах ЕС в достижении своих целей. Тем не менее, поскольку дальнейшего расширения Европейского Союза после вступления Хорватии в июле следующего года не будет, "без реальной перспективы конечного пути к полноправному членству у ЕС отсутствуют значимые рычаги влияния на политические элиты в шести восточных странах для того, чтобы заставить их изменить свое поведение".

Но это не удерживает ЕС от того, чтобы вливать миллиарды евро в то, что Трифкович называет “бездонной ямой постсоветской коррупции, взяточничества и политически мотивированных проектов": “Мы [восточноевропейские государства] притворяемся, что осуществляем реформы, а они [ЕС] притворяются, что мы делаем хорошую работу". Если Трифкович прав насчет всего этого, то можно предположить, что с наступлением мая ЕС закроет глаза на все недостатки в соблюдении Украиной его же предварительных условий для подписания соглашения об ассоциации, и на самом деле подпишет его. Конечно, соглашение еще должно быть ратифицировано в 27 отдельных государствах-членах, и там это соглашение может развалиться.

Как бы то ни было, кипрская схема ЕС-МВФ по конфискации депозитов высветила проблемы с "Европой", которые выходят далеко за рамки плотоядной коррупции. Брюссель грубо попрал права собственности, верховенства закона и демократии, навязав свою схему Кипру, вместо того, чтобы дать Кипру покинуть еврозону. Таким образом, Азаров прав, предположив наличие лицемерия со стороны ЕС, когда там утверждается, что лишь Украина не соответствует европейским стандартам морали и следования установленным правовым процедурам.

Хотя Киев, по всей видимости, решительно настроен на то, чтобы заключить соглашение о зоне свободной торговли с Брюсселем (если Брюссель сочтет его подходящим партнером), ему следует оглядеться, прежде чем сделать шаг, и не делать ничего, что закрыло бы дверь для возможного вступления в Евразийский Таможенный союз, членство в котором предполагает целый ряд ощутимых выгод, в которых Украина нуждается в непростые для экономики времена.

В связи с этим, реализм Азарова в отношении Европы является своевременным. На самом деле, может быть так, что украинское общественное мнение даже опережает события:

По данным опроса общественного мнения, который проводился с 23 февраля по 11 марта 2013 Киевским международным институтом социологии, 41% украинцев считают, что Украина должна войти в Евразийский Таможенный союз, 39% предпочитают подписание соглашения о зоне свободной торговли с ЕС, 44% считают, что украинской промышленности и сельскому хозяйству будет лучше в Евразийском таможенном союзе, в то время как 32% считают, что они добились бы большего успеха в рамках Европейской зоны свободной торговли.

В связи с преобладанием в украинских СМИ благоприятного для ЕС освещения событий, преимущество, которым Евразийский таможенный союз пользуется в глазах общественного мнения, является еще более примечательным.