Пограничный конфликт срывает планы Молдовы на ассоциативное членство в ЕС

27/06/2013
Джеймс Джордж Джатрас
Заместитель директора АИУ

Несмотря на поспешно собранное шаткое коалиционное правительство Юрие Лянкэ, перспектива подписания в ноябре Соглашения об ассоциации (СА) между Молдовой и ЕС на саммите в Вильнюсе остается под вопросом. На этот раз в центре внимания возобновление конфликта на границе с Приднестровской Молдавской Республикой (ПМР), самопровозглашённой республикой, на территорию которой претендует Молдова.

Серьезность намерений Кишинёва на углубление отношений с ЕС уже однажды подвергалась сомнению: в декабре 2012 года, когда следствие выявило причастность высокопоставленных чиновников к смерти Сорина Пачу при загадочных обстоятельствах; в марте 2013 года, когда провалилась про-европейская коалиция из трех партий; в апреле, когда был смещен спикер парламента (при поддержке Коммунистической партии), и в мае, когда Коммунисты получили возможность назначать и продвигать выгодных им политических деятелей. При этом, несмотря на провал своего же так называемого манифеста ЕС о «Восточном партнерстве», некоторые европейские столицы до сих пор надеются на спасение своего величия, обращая внимание на любые проявления прогресса в стране, которая некогда была примером Восточного партнерства.

Зарождающийся пограничный конфликт с Тирасполем совсем не идет на пользу Кишиневу. ЕС уже более осмотрителен в вопросах неразрешенных территориальных конфликтов благодаря Кипру, который вошел в состав Союза до того, как решить проблему турецкой оккупации на севере острова (так называемой Турецкой Республикой Северного Кипра – признанной только Турцией), а также проблемному моменту в переговорах о присоединении Сербии и ее провинции Косово, которая объявила себя независимой в 2008 году, но чью независимость отказываются признавать почти половина мира (включая 5 стран ЕС, Молдову и Украину).

На прошлой неделе парламент Молдовы должен был подписать договор о границе с Румынией вместе с соглашением о военном сотрудничестве. Это событие было осложнено подписанным президентом ПМР законом о включении в территорию республики областей правого (западного) берега Днестра, включая несколько населенных пунктов подконтрольных Кишинёву. В конце апреля между жителями деревни Варнита, подконтрольной Кишиневу, и приднестровскими властями произошел конфликт, причиной которого стала установка нового КПП между деревней и западным берегом города Бендеры, куда Тирасполь предложил перенести законодательные учреждения ПМР.

Помимо осложнения стремлений Молдовы к подписанию СА, вопрос о границе угрожает рациональному ненасильственному решению Приднестровского статуса в рамках применимых правовых принципов. Недавние события и шаги обеих сторон только усложнили задание так называемых «переговоров 5+2» (Молдова, Приднестровье, Россия, Украина и ОБСЕ, плюс наблюдатели из США и ЕС) найти решение этому давнему «замороженному конфликту». Одно из возможных решений, которое нельзя исключать, это предоставление особого статуса Приднестровской Республике в федерализованной Молдове, который, согласно определению, подразумевает признание ПМР суверенитета Молдовы. Если подобная договоренность возможна, то она должна базироваться на праве жителей Приднестровья выбирать свое будущее самостоятельно, в случае если Молдова примет неприемлемый для ПМР курс в своих отношениях с ЕС и НАТО, и, в частности, в отношении союза с Румынией.

Перспективы подписания СА с Молдовой и сопутствующего ему Глубокого и всеобъемлющего соглашения о свободной торговле (ССТ) выводят тему пограничного конфликта на главную повестку дня. В то время как ЕС и Молдова формально и во всеуслышание заявляют, что СА и ССТ «распространяется на всю территорию Молдовы» и без «особых условий» в отношении Приднестровья, от Молдовы по факту ЕС ожидает полностью обозначить границы и установить таможенный контроль для отграничения территории Приднестровья:

«Включив Приднестровье в зону свободной торговли, ЕС сознательно создаст «дыру» в своей таможенной границе, через которую на рынок ЕС будут свободно проникать товары, произведенные за пределами ССТ, поскольку Кишинев не сможет контролировать производителей Приднестровья с целью обеспечения соблюдения так называемого Правила происхождения товаров, которые препятствуют повторному экспорту товаров, произведенных за пределами ССТ, обратно в ЕС. Следовательно, ЕС не может распространить привилегии ССТ на Приднестровье, так как не сможет гарантировать, что сделанные в Приднестровье молдавские товары не были в действительности произведены в Китае или России, (и только перепакованы в Приднестровье)». [«Может ли Приднестровье заблокировать европейскую интеграцию Молдовы?» Centre for Eastern Studies, 23/10/12]

Таким образом, шаги Тирасполя были ответом на подготовку Кишинева к установке границ и таможенного контроля как необходимых составляющих своей подготовки к подписанию СА и ССТ. Парадоксально, но если бы такие границы были успешно установлены, всё бы пошло по сценарию Кипра\ТРСК или Сербии\Косово и привело бы, по факту, к независимости Приднестровья – именно к тому, чего Кишинев не хочет!

В свою очередь, Киев в лице Министра иностранных дел Леонида Кожары достойно проявил сдерживающее влияние. Успешно воспользовавшись двойной ролью – Украины как полноправного члена «5+2» и Украины как председателя ОБСЕ (Кожара на данный момент является действующим председателем ОБСЕ) – Киев активно предлагает конструктивное решение. Но даже не смотря на реальные усилия Украины, решение потребует самообладания и благоразумия, которые уже на исходе, от обоих участников – Кишинева и Тирасполя.

Касательно Кишинева, нестабильность правительства Лянкэ – уже само по себе негативный фактор, влияющий на принятие состоятельного решения с Тирасполем. В идеале – хорошо бы дождаться формирования нового правительства после парламентских выборов в 2015, но Кишиневу не стоит терять времени, а уже сейчас начинать продумывать возможные последствия мирного соглашения. Среди очевидных – Молдова должна забыть свои амбиции унитарного государства и подумать о предоставлении Приднестровью особого статуса в рамках федерального штата, который возможен в нескольких вариациях. Такая диспозиция найдет широкую поддержку со стороны правительства США и экспертов, которые призывали к такому порядку (как лучшей альтернативе независимости Приднестровья) Коммунистов Молдовы, которые закрепили формулировку этого закона еще в 2005 года (Закон Коммунистов о федерализации сегодня является серьезной преградой на пути политически мирного соглашения с Тирасполем, который требует независимости. (На западе не сильно понимают, что уровень национализма Коммунистов Молдовы ничуть не меньше, чем у других партий, и что они несут немалую часть ответственности за сложившуюся безвыходную ситуацию. Их недавнее возвращение навряд ли поможет найти политическое решения конфликта с Приднестровьем.)

В свою очередь, Тирасполь должен избегать конфронтационных шагов, таких как перенесение парламента ПМР в Бендеры. Вместо нагнетания обстановки с властями в Кишиневе, Шевчуку следует сфокусироваться на экономическом развитии и на правах человека и свободе слова, в частности, отменить цензуру в Интернете на его критику. Ему также следует подумать, в каких вопросах правительство Молдовы не прислушивается к общественному мнению (например, в назревающей конфронтации между чиновниками Кишинева и православной церковью (с последующими протестами по всей стране) на почве принятия нового закона о запрете дискриминации гомосексуалистов, бисексуалов и трансгендеров как части пакета «Европейских стандартов» ЕС, которые он хочет навязать гражданам Молдовы (во имя «демократии», конечно же). Встав на сторону церкви, Шевчук сможет показать людям по обе стороны Днестра, что у них есть гораздо больше общего, чем они думают, каким бы ни было их конечное решение по устройству государства.