От утилизационного сбора до призыва ВО Свободы к присоединению Приднестровья и всё еще заключенной Тимошенко – у Брюсселя появились новые поводы для сомнений в готовности Украины для Европы?

15/08/2013
Энтони Т. Салвия
Директор Американского института в Украине

Во время своего недавнего визита в Германию с целью получения поддержки намерения Украины стать ассоциированным членом ЕС, вице-премьер министр Арбузов назвал Европу “цивилизованным выбором” Киева. Такое оптимистичное и довольно упрощенное видение Европы и выбора Украины наталкивает на вопрос: а чувствует ли Европа то же самое в отношении Украины?

Развитие последних событий в Украине заставляет Брюссель усомниться в надежности страны как партнера в Европейском проекте, у которого уже достаточно проблем:

  • Недавний удар Киева по тарифам – в форме «утилизационного сбора» на автомобили, импортированные из ЕС – не на шутку «взбесил» Брюссель, о чем писали в Financial Times.
  • Олег Царев, депутат Верховной Рады Украины и советник премьер министра Азарова, недавно поставил под вопрос совместимость Соглашения об ассоциации и Конституции Украины, и высказал необходимость внести конституционные поправки до того, как соглашение войдет в силу. Раздраженность Брюсселя достигла такого уровня, что Президент Янукович якобы посчитал необходимым лично связаться с ответственным чиновником из ЕС, чтобы сгладить углы.
  • Тимошенко продолжает пребывать в заключении, при этом Янукович не подает явных признаков желания её освободить. Это прежде всего раздражает Брюссель, так как именно ее арест в 2010 году, сразу после того, как Киев и Брюссель инициировали Соглашение об ассоциации, не дал ходу скорому подписанию и привел к нынешней тупиковой ситуации.

И только для демонстрации того, что администрация Януковича не единственная, кто крушит планы Брюсселя, депутат партии ВО Свобода Верховной Рады Украины Эдуард Леонов призвал Киев присоединить к себе Приднестровье в случае, если Румыния поглотит Молдову. Подобная ситуация усложняет тонкие дипломатические маневры и подрывает усилия Германии разрешить вопрос, который напрямую ассоциируют с Канцлером Меркель.

Освещение в Financial Times принятия «утилизационного сбора» на импорт машин иностранных производителей – тариф, спроектированный на защиту внутренних авто производителей – говорит о том, как Европа видит Украину и ее перспективы стать кандидатом на членство в ЕС.

Европейские чиновники, как утверждают, были «вне себя». Financial Times рассматривает тариф как «еще одну угрозу, снижающую шансы на подписания запланированных на осень соглашений об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС». Газета приводит комментарий Киевского инвестиционного банка Concorde Capital:

«Самое интересное в этой ситуации, это невозмутимость Януковича, что служит очередным доказательством его желания проверить предел терпения ЕС в выбивании максимального количества уступок перед тем, как подписать Соглашение об ассоциации».

Действительно ли Янукович ждет уступок от Европы? Как таковое, Соглашение об ассоциации практически не содержит осязаемых выгод для Украины. Это значит, что Украине потребуются более чем значительные уступки в соглашении для компенсации тех выгод, которых она лишается, отказываясь – из-за (чрезмерной) настойчивости Европы – от членства в московском Евразийском Таможенном Союзе.

Concorde Capital утверждает, что «утилизационный сбор» – это «результат отчаянного поиска государством поступлений в госбюджет, который практически на нуле».

Как бы там ни было, но единственный источник ощутимого дохода для Украины, нравится кому-то это или нет, – это Россия. Членство в Таможенном Союзе приведет к снятию тарифов на импорт газа и снижению цен на газ. Это также приведет к росту налоговых поступлений, так как украинские производители выйдут на растущий рынок с охватом в 160 миллионов человек, которые естественным образом склонны покупать украинские товары и услуги. Это положит конец киевскому дефициту наличных и кредитных средств. Но Европа запрещает Киеву подписывать договор с Россией.

Если, как предполагает Concorde Capital, Янукович стремится получить «уступки» от Европы, единственное, что сможет компенсировать чистый убыток Украины от подписания Соглашения об ассоциации, так это если Брюссель позволит Киеву апеллировать к Статье 39 Соглашения об Ассоциации, которое дословно «не станет препятствием поддержке и образованию таможенных союзов, зон свободной торговли договоренностям о пограничной торговли, если они не вступают в конфликт с торговыми договоренностями, прописанными в данном Соглашении» (экс-министр экономики Виктор Суслов заявил, что это минимум).

Газета Financial Times неосторожно разглашает, что на самом деле на кону у Европы, и это не имеет ничего общего с автомобильным экспортом:

Подписание [Соглашения об ассоциации и сопутствующего договора о зоне свободной торговли] серьезно ослабит влияние Москвы на Киев, определяя его четкий курс Евроинтеграцию. Но договоренности уже были под вопросом после ареста лидера оппозиции Юлии Тимошенко. Теперь же вопросов появилось еще больше».

Вот этим всё и сказано. Всё сводится к тому, чтобы втянуть Украину в антироссийский лагерь, хорошо это для нее или нет. Если бы Брюссель позволил Украине заключить договор с Россией, Киеву не пришлось бы прибегать к таким методам стимуляции поступлений в казну, как «утилизационный сбор», который вредит интересам Европы. Ну а когда кто-то вредит интересам Европы, то он выглядит плохим европейцем и неподходящим партнером.

Получается замкнутый круг, напоминающий газовые войны, когда Европа требовала от России прекратить избирательные льготы для Украины, якобы потому что это искажает рыночные цены. Россия не поддалась, но ввиду тогдашней политики Киева, направленной на вступление в НАТО, вскоре осознала, что не имеет смысла поддерживать льготную цену для Украины, если Киев намеревается вступить во враждебный военный блок. Европа (как и США) ошибочно обвиняла Россию за развязывание газовой войны, не признавая своей собственной вины.

Никоторые европейцы сомневаются, сможет ли Украина стать подходящим партнером, но Брюсселю стоит обратить внимание на противоречия, которые вытекают из его же законов. Это происходит из-за того, что Брюссельские ведомства – принципиально не несущие ответственности за свои решения – полагаются на американские принципы в международных отношениях, поступая почти так же, как приспешник Вашингтона.

Нравственность Европейского проекта всегда заключалась в продвижении мира между былыми врагами, и транс-континентального экономического сотрудничества и безопасности. Но политика Европы – как и политика Америки – в последние годы сбилась с пути, блуждая в поисках «Небыляндии», идеологической утопии, часто упоминаемой блоггерами как ССША и ЕССР (по аналогии с СССР).

В поисках возможности вбить клин между Украиной и Россией, Европа предает наследие великих основателей – Аденауэр и де Голля и ничего хорошего из этого не выйдет.