Евроинтеграция не так безобидна для Украины, как кажется

30/08/2013
Энтони Салвия
Директор АИУ

Украина оказалась на острие бритвы. В случае, если страна сделает выбор в пользу Соглашения об ассоциации с ЕС и сопутствующего договора о Зоне Свободной Торговли, она пойдет на наиболее рискованный с момента провозглашения независимости шаг, который со временем может:

    1. Непоправимо подорвать ее суверенитет (ЕС и существует именно для того, чтобы положить конец суверенитету стран, являющихся его полными или ассоциированными членами), 2. Нанести удар уже пошатнувшейся экономике (Соглашение об ассоциации, в отличие от Таможенного союза, не содержит никаких ощутимых экономических выгод для Украины), 3. Привести к навязыванию стране совершенно чуждых ей культурных ценностей (повестка дня о правах гомосексуалистов, которая так дорога Брюсселю и т. д.).

Действительно ли Украине это нужно?

Кроме этого, согласно Разделу II Соглашения об ассоциации, Украина будет обязана поддерживать «постепенную конвергенцию по внешним вопросам и вопросам безопасности для более глубокого вовлечения Украины в Европейскую зону безопасности» – другими словами, поддержать военную кампанию по силовому установлению в Сирии радикального ислама, то есть то, что сейчас делают США, Великобритания и ЕС. Действительно ли в интересах Украины присоединяться к силам, имеющих целью изгнать православное христианство из Ближнего Востока – если необходимо, с помощью атак крылатых ракет?

Недавнее высказывание министра иностранных дел Украины Леонида Кожары указывает на то, что Киев осознает, что подписание Соглашения об ассоциации подразумевает установку нового стратегического ориентира Украины:

«Европейская интеграция остается стратегическим направлением внешней политики Украины. Это и политическая воля нынешнего руководства Украины, и требование соответствующего закона, который фиксирует европейскую интеграцию как приоритетное направление».

При этом Кожара продолжает настаивать на важности отношений с Евразийским таможенным союзом, показывая, что Киев не терял связь с реальностью и что тема мультивекторизма не утратила силу:

«В то же время наше сотрудничество с Таможенным союзом также имеет стратегический характер, и Таможенный союз на сегодняшний день является торговым партнером № 1 для Украины».

Кожара прав, обращая внимания на экономический аспект судьбоносного решения Украины. Как уже упоминалось, Соглашение об ассоциации сможет дать малую часть ощутимых выгод, так как экономика Европы неизлечимо агонизирует, а ее сельскохозяйственный комплекс остается под жесткой протекцией.

Недавняя статья в Financial Times показывает, насколько экономика Украины обеспокоена:

«Цифры, опубликованные в этом месяце, свидетельствуют, что резервы Национального Банка Украины, которые снижались на протяжении последних двух лет, сократились на 7.4% за последний год и составляют 22.7 млрд. долларов США – эквивалент импорта за 2.8 месяца, самый низкий показатель с 2006 года.

Государство находится в особенно тяжелом положении, всячески стараясь справиться в этом году с торговым и бюджетным дефицитом.

Последнее, что Украина должна сейчас делать (во время президентской кампании 2015, которая, по факту, уже началась) это подрывать торговые отношения с Таможенным союзом, который сам по себе имеет традицию и культуру покупки Украинских продуктов, возможность снижения цен на тарифы импорта природных ресурсов и предоставлении поддержки в форме займов и кредитов.»

«Стратфор», американская глобальная разведывательно-аналитическая компания, недавно опубликовала материал с анализом горького опыта Венгрии относительно членства в ЕС, отмечая, что Будапешт прибегает к улучшению отношений с Москвой как созданию противовеса против Брюсселя и Берлина. Почему с Москвой, к которой Будапешт столько времени относился с немалой настороженностью? Потому что, по словам «Стратфор», «Москва имеет три вещи, которые не имеет Брюссель: деньги, природные ресурсы и отсутствие интереса к тому, проводят или не проводят ее партнеры институциональные реформы».

«Стратфор» говорит о том, что Будапешт стремится к выработке «многоаспектной» внешней политики для утверждения своей независимости и укрепления находящегося под угрозой суверенитета. Выглядит очень странным то, что некоторые лица в Киеве выказывают такое активное намерение отказаться от многовекторности в качестве стратегического направления, в то время как Будапешт приветствует именно этот подход, усвоив урок безвозвратного выбора в пользу Запада.

Утрата иллюзий в отношении «Европы» не ограничивается бывшими членами Варшавского договора. Британия в 2015 году планирует провести референдум по поводу членства в ЕС после того, как Лондон проведет повторные переговоры с Брюсселем относительно условий своего членства в Союзе. На этой неделе мэр Лондона Борис Джонсон выступил с обращением к своим соотечественникам: «Нам необходимо смотреть дальше, за пределы Европы, выстраивая и активизируя связи со странами, которые будут демонстрировать рост в ближайшие десятилетия – страны, открывающие огромные возможности перед британскими товарами, рабочей силой, услугами и капиталом».

И это верно, поскольку Британия не найдет такие возможности в Европе, которую английский журналист Джеймс Делингпол назвал «экономически мертвой зоной коммунистического образца, которую все продуктивные отрасли бизнеса и финансовых услуг уже давно покинули, найдя безопасное прибежище в Дальневосточном регионе».

К счастью, Киев имеет решение своей дилеммы – это Статья 39 Соглашения об ассоциации, которая «не должна препятствовать продолжению действия или созданию таможенных союзов, зон свободной торговли или договоренностей о приграничном движении, кроме тех случаев, когда они вступают в противоречие с торговыми договоренностями, установленными в данном Соглашении».

Украина должна быть готова воспользоваться своим правом, предусмотренным Статьей 39, в интересах процветания страны и сохранения национального суверенитета.