Даже если ЕС и предлагает Соглашение об ассоциации – почему Киев должен его подписывать?

10/09/2013
Энтони Салвия
Директор АИУ

В украинских и западных СМИ активно обсуждается вопрос: сможет и должен ли ЕС подписывать Соглашение об ассоциации (СА) и Договор о глубоком и всеобъемлющем свободном торговом пространстве (ДоВСТП) с Киевом? Дискуссии, в основном, сводятся к теме удовлетворения Украиной требований ЕС и стран членов, включая реформу избирательной системы и освобождение Юлии Тимошенко.

При этом, редко обсуждается почему именно администрация Януковича хочет подписать СА/ДоВСТП. Говоря проще: что получит Украина от сделки? Наиболее судьбоносное решение Украины со времен обретения независимости зависит от ответа на этот вопрос.

Обсуждение решения совпало с увеличением дефицита торгового баланса и бюджета Украины, что делает страну – как пишет лондонская Financial Times – «одним из наиболее пострадавших развивающихся рынков». Эти проблемы усугубятся, если, как ожидается, Федеральный резерв США начнет поднимать процентные ставки на долгосрочные кредиты путем сокращения приобретения долговых обязательств – процесс известный как «tapering».

Конечным результатом такой политики будет вероятное повышение глобальных процентных ставок. Это увеличит проценты и сборы по займам для развивающихся рынков, таких как Украина, нанося ущерб экспорту, так как высокая процентная ставка неминуемо ослабит спрос на важнейших для Украины экспортных рынках на западе, которые и так слабы из-за продолжительного финансового кризиса Европы.

Для Украины это наиболее неудачный момент потому что, согласно Financial Times, «национальные валютные резервы, которые снижались на протяжении последних двух лет, сократились на 7.4% за последний год и составляют 22.7 млрд. долларов США – эквивалент импорта за 2.8 месяца, самый низкий показатель с 2006 года».

Как пишет всё та же Financial Times, Киев, скорее всего, начнет переговоры с МВФ о займе в 15 млрд. долл. США для реанимирования экономики, которая всё еще отходит от второй рецессии за последние 5 лет. Однако, как утверждается, «в МВФ всё больше сомневается в том, что Украина сможет погасить свой долг».

Если Киев выберет этот путь, МВФ, скорее всего, будет настаивать на поднятии пенсионного возраста и сокращении субсидий государства на газ для населения и предприятий в качестве условия для займа. МВФ уже выдвигал подобные требования и Киев отказался их выполнять.

Вместе с «tapering» и нежеланием МВФ давать займ, Киеву будет очень сложно зайти на мировой рынок облигаций. В то время как Федеральный резерв США держит процентную ставку близкую к 0 (валютное стимулирование), Киев мог частично финансировать свои операции через нефиксированные «евробонды», т.е. занимая доллары, евро и йены на внешних рынках. Но с «tapering» на горизонте обязательства Киева по отношению к кредитору взлетят до небес, так как глобальная процентная ставка поднимется, чтобы уравновесить инфляционное действие, вызванное валютным стимулированием. Киеву, соответственно, придется выплачивать кредиторам доллары, евро и йены, цена на которые будет значительно выше, чем та, по которой он их получал. В завершении всего, повышение процентной ставки затормозит любую фазу оживления на многих наиболее важных внешних рынках Украины, а следовательно, и украинскую промышленность.

Это парадоксальная ситуация. Единственный реальный выход для Киева, который он отказывается принять, это вступление в Евразийский таможенный союз (ЕТС). По темпам развития страны ЕТС обогнали страны ЕС, а рынок имеет неудовлетворённый спрос практически во всем и природную культуру покупать украинские товары – в отличие от Европы. Остается неясным, что Украина производит такого, чем может заинтересовать Европу в качестве покупателя даже при ДоВСТП – сельскохозяйственными продуктами, разве что, но европейские фермеры надежно защищены незыблемой «общей аграрной политикой стран ЕЭС».

Более того, большая часть скудных валютных резервов Украины идет на оплату импорта энергетических ресурсов, цены на которые установлены в долларах США. Moreover, much of the Ukraine’s increasingly scarce foreign exchange reserves go to paying for imported energy, for which prices are denominated in dollars.

Президент Янукович намекнул на возможное решение, когда заявил, что Украина может интегрироваться с ЕТС во всех сферах, которые не запрещают СА/ДоВСТП и обязательства ВТО – а таких сфер, согласно экспертам, очень мало. Его заявление созвучно с Статьей 39 СА, которая прямо предусматривает право Украины заключать другие таможенные союзы, которые не противоречат нормам Соглашения об ассоциации.

Если Киев захочет воспользоваться своим правом Статьи 39 и присоединится к ЕТС, как отреагирует Европа? Откажется ли Брюссель от подписания и ратификации СА и ДоВСТП? Или же он проглотит горькую пилюлю и всё равно подпишет Соглашение с Украиной в Вильнюсе в ноябре? Сложно сказать, но ясно одно: такой ход даст экономике Украины столь желанный толчок, пока мировая экономика продолжает страдать от недомогания.