Вопрос о Тимошенко в отношениях Украины и ЕС: кто первый сдастся?

19/09/2013
Джеймс Джордж Джатрас
Заместитель Директора AИУ

Остается все меньше и меньше дней до гамлетовского решения Европейского Союза предлагать или не предлагать подписание с Украиной Соглашения об ассоциации и Договор о создании углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли, а ситуация с экс премьер-министром Юлией Тимошенко и значимость разрешения этой ситуации остаются по-прежнему неясными. В то время как Брюссель ставит то один крайний срок, то другой для принятия окончательного решения, вопрос о том, есть ли кто-либо в Европе, кто действительно серьезно обеспокоен судьбой Тимошенко, все больше становится открытым для предположений и догадок.

Официальная позиция Киева по поводу возможного помилования остается непреклонной. Президент Виктор Янукович со всей ясностью дал понять, что не имеет необходимых правовых полномочий, чтобы выпустить на свободу своего бывшего соперника по выборам: «К сожалению, в Украине никто не имеет таких полномочий, в том числе и президент… Наши законы не предусматривают таких обстоятельств». В то же время он добавил возможный намек на допустимость изменения ситуации в будущем, если Верховная Рада примет соответствующий новый закон: «Необходимо внести изменения в законодательство с тем, чтобы предоставить кому-либо такие полномочия».

Несмотря на это, слухи об освобождении Тимошенко в целях направления на лечение в Германию не утихают, но все же остаются только слухами. В какое-то время магической датой должно было стать 15-е сентября, но этот день как пришел, так и ушел. По словам дочери экс-премьера Евгении, может быть определен новый крайний срок: «В данный момент мы не уверены, когда произойдет ее освобождение, мы просто надеемся, что это произойдет раньше октября или в любой момент уже сейчас». Но будет ли давление или крайний срок означать нечто большее, чем до этого?

Одним из прозрачных механизмов, которые ЕС использует для уклонения от выражения четкой позиции, является различие между «условием» и «критерием». Если говорить без обиняков, первое имеет значение, а второе нет.

К примеру, совсем недавно более двух десятков членов литовской правящей коалиции зарегистрировали проект резолюции в Сейме с настойчивым призывом к Украине освободить Тимошенко «в соответствии с решением Европейского Суда по правам человека, вынесенного в апреле 2013 года, в котором говорится о том, что выдвинутые обвинения являются политическими и выборочными». Более того, как сказано далее в тесте проекта резолюции, страны-члены ЕС должны «продолжать рассматривать освобождение Юлии Тимошенко в качестве одного из ключевых критериев подписания Соглашения об ассоциации с Украиной во время проведения саммита «Восточное партнерство», который состоится в ноябре в Вильнюсе».

Что же в этом нового? Опять таки, между просто одним критерием и непреклонным однозначным условием разница огромная.

Аналогичный пылкий призыв прозвучал недавно со страниц газеты Kyiv Post из уст Оксаны Башук-Хепберн из Канадской группы содействия демократии в Украине: «Задача достижения быстрого и позитивного результата ложится на друзей, таких как Швеция и Польша, которые начали движение в сторону Соглашения об ассоциации. Это означает убедить президента отпустить Тимошенко. И все демократические правительства должны действовать так же в течение оставшихся двух месяцев».

Но снова таки, должны ли правительства требовать освобождения как условие заключения Соглашения и Договора о зоне свободной торговли или нет? Это неясно.

Также, в несколько противоречивом ключе, озвучивается предположительное мнение о том, что предложение Евросоюза заключить Соглашение об ассоциации и Договор о зоне свободной торговли является единственным способом – после Вильнюса – обеспечить освобождение Тимошенко. Народный депутат от партии «Свобода» Роман Кошулинский отметил, что несмотря на то, что законопроект о декриминализации статей Уголовного кодекса, по которым была осуждена Тимошенко, зарегистрирован в Верховной Раде, его рассмотрение состоится после вильнюсского саммита, но до начала президентской избирательной кампании 2015 года. Эта идея вписывается в теорию о том, что Соглашение об ассоциации/Договор о зоне свободной торговли должны быть подписаны не потому, что Украина выполнила поставленные Европейским Союзом критерии, а как средство помочь выполнить эти критерии после подписания.

Чтобы эти слова не стоили, Тимошенко сама заявила изданию «Украинская правда» о своей вере в то, что Соглашение об ассоциации/Договор о зоне свободной торговли «будет подписан и этой веры для меня достаточно. Сегодня у меня нет сомнений в том, что … Украина наверняка подпишет Соглашение об ассоциации и станет полноправным членом Европейского Союза даже раньше, чем мы ожидаем». Никто в ЕС не говорит о полноправном членстве ни в какое-либо ближайшее время, ни когда-либо вообще. (Следует заметить, что Турция подписала Соглашение об ассоциации с Европой в 1964 году, и уже 49 лет спустя даже не приблизилась к получению предложения о членстве.)

Среди всех этих неясностей и противоречий Брюссель и Киев ведут тупиковый переговорный процесс, результат которого сложно предугадать. Голоса со стороны ЕС и украинской оппозиции подстегивают давление общественности в целях обеспечить освобождение Тимошенко до окончательного решения о подписании Соглашения. С другой стороны, препятствуя нахождению какого-либо неожиданно позитивного решения для отправки Тимошенко в Германию – в противовес задекларированной на сегодня позиции – Киев по-видимому делает ставку на то, что сможет продолжать держать ее в заключении и все-таки подписать Соглашение в Вильнюсе.

Кто первый моргнет? Одной из самых больших неопределенностей является реальная позиция немецкого канцлера Ангелы Меркель, которая, по неофициальным слухам, более склонна заблокировать Соглашение, чем об этом принято думать.

И наоборот, если ЕС решит, что в конце концов судьба Тимошенко их не так уж и беспокоит, и Соглашение об ассоциации/Договор о зоне свободной торговли будет подписан в то время, когда она будет оставаться в тюрьме, что же послужит для Киева реальным стимулом освободить ее после подписания? Без сомнения, освобождение Тимошенко станет одним из «ключевых критериев», но все равно не «условием», для ратификации Соглашения странами-членами ЕС.

А процесс ратификации затянется на годы, уже после 2015 года. Проведет ли всё это время Тимошенко в тюрьме?