Разделение Украины как альтернатива урегулирования кризиса?

30/01/2014
Энтони Т. Салвия
Директор Американского института в Украине

Если лидеры Украины – от правительства или от оппозиции – заботятся о лучшем для нации, они будут стремиться сохранить ее единство и суверенитет. Ужасы гражданской войны необходимо избежать любой ценой.

Некоторые комментаторы и блоггеры предлагают разделение в качестве альтернативы. Разумеется, это было бы предпочтительно, но такой вариант влечет ряд сложностей.

Разделение может стать грязным делом, приводящим к насилию и перемещению населения (Индия и Пакистан в 1947 г., Восточный и Западный Пакистан в 1971 г., Южный Судан в настоящее время). Но можно двигаться по мирному пути. Чехословакия – отличный пример. Разделение произошло без особых событий и, по-видимому, без злобы. Отсюда и название – Бархатный развод.

Одна из причин, почему все получилось так хорошо, в том, что в стране существовало два этнических региона, каждый занимающий примерно половину территории и каждый с собственной столицей – Прага для Богемии и Моравии и Братислава для Словакии.

Другая причина – мнения общественности никогда не спрашивали. Никогда не проводились никакие референдумы ни в Чехии, ни в Словакии, ни в Чехословакии в целом. Разделение произошло по соглашению политической элиты. В этом смысле, аннулирование ЧССР напоминало распад СССР.

Это иронично. Вряд ли два государства могут быть более разными: ЧССР была маленькой страной, аккуратно разделенной этнически, географически расположенная в центральной Европе, с общей историей доминирования одной и той же власти – Австро-Венгрии и затем Нацистской Германии, религиозно и лингвистически близкая, без великих международных амбиций, но обе части которой ориентированы на ЕС и НАТО. В отличие от нее Советский Союз был всем, чем ЧССР не была.

Тем не менее, обе страны сумели закопать Коммунистическую партию и ее ведущую роль, и распасться на относительно стабильные и логически связанные государства-правопреемники, которые все еще существуют десятилетия спустя.

Разделение ЧССР состоялось усилиями элиты, а развал СССР произошел по соглашению глав важнейших республик страны – РСФСР, Белорусской ССР и Украинской ССР. Ни одно значимое политическое движение ни в одной из этих республик не требовало независимости. Ельцин знал, что хочет избавиться от Горбачева, и единственный способ этого добиться – развалить подчиненный ему СССР. Так Ельцин остался бы одним во главе того, что стало Российской Федерацией. Что также дало современные Белоруссию и Украину.

Таким образом, сколь парадоксальны ни были бы обширные различия между СССР и ЧССР, Советский Союз (по крайней мере, его европейская часть) также развелся полюбовно. Некоторые реальные сходства этих трех республик стимулировали и содействовали этому процессу – преобладающая славянская этническая принадлежность, преобладающая православная религия, общая история и т.д. Это не означает, что развалу СССР не предшествовали серьезные проблемы. Разделение страны в Средней Азии и на Кавказе было гораздо более кровавым и привело к перемещениям населения.

Но вопреки большинству ожиданий, три главные славянские республики сумели разойтись с относительно небольшими беспорядками и протестами.

Сможет ли Украина сделать то же самое? Западная Украина – «оранжевая», а Восточная Украина – «синяя», что кажется хорошим предзнаменованием для аккуратного разделения. Но что же делать в большой центральной частью, включающей Киев и представляющей смесь «оранжевых» и «синих», которые могут двигаться по любому пути?

И что делать со статусом Украины как доверенного лица великой державы, приза за перетягивание каната между Востоком и Западом – фактором, которого не было ни в ЧССР, ни в СССР?

Для успешного разделения необходимо проницательное политическое лидерство, если хочется избежать катастрофического югославского опыта 1990-ых годов.

Перед началом Балканской войны, внешние силы настаивали, что республики и автономные области – даже в произвольных границах времен Тито – обладали правом на самоопределение. Так Германия и Австрия поддерживали сепаратизм Словении и Хорватии, а США занялись мусульманским вопросом в Боснии и Косове. К сожалению, эти республики и области не вполне соответствовали модели расселения реальных наций из плоти и крови: сербы, хорваты, словенцы, и т.д. В частности вследствие разделения по границам республики огромная часть сербов, которые были наибольшей нацией Югославии, превратилась в меньшинство под недружелюбным правлением. Рано или поздно должна была вспыхнуть вражда, так и произошло, растянувшись на многие годы.

Югославский сценарий вряд ли будет разыгран в Украине, которой предположительно не хватает «суверенных» подюрисдикций. Но в случае общего разрушения конституционного порядка в Украине, возможен вариант, что Автономная республика Крым будет отстаивать право на самоопределение на основании своего уникального автономного статуса и бывших прав АССР в советской Украине, а до 1954 г. – как части РСФСР. И наоборот области Западной Украины с католическим большинством не имеют правового статуса сопоставимого крымскому, но их уникальный этнорелигиозный состав может предполагать создание сценария «Свободоляндии».

Все пути выхода Украины из кризиса таят в себе опасности. Легких ответов нет. Если разделение – единственная альтернатива гражданской войне, это может быть риск, на который стоит идти, от лидеров потребуется благоразумие, справедливость и великодушие.