НАТО и украинские политики: время для политической подотчетности

08/07/2009

Феномен политиков, делающих одни заявления для избирателей перед выборами и потом совершающих абсолютно иные действия после окончательного избрания на должность является, к сожалению, проблемой общей для всех демократий. Будь то в республике с устоявшими традициями, подобной Соединенным Штатам, либо в относительно молодой республике, такой как Украина, партии и политики должны находиться под непрерывным и пристальным контролем со стороны СМИ и граждан, а также их политических оппонентов в вопросе расхождений между их словами и делами, а также их вероятными делами.

Нигде необходимость контроля не является такой актуальной, как в вопросах войны и мира и в вопросах национальной безопасности. На президентских выборах 1916 года в США на должность был переизбран демократ Вудро Вильсон, который с небольшим преимуществом выиграл у республиканца Чарльза Эванса Хьюза, в основном, благодаря крайне популярному лозунгу кампании “Он удержал нас от войны.” Американская общественность с ужасом смотрела на перспективу присоединения к ужасной бойне, в которой тогда погибало целое поколение молодых европейцев, и Вильсону удалось карикатурно выставить позицию Хьюза в пользу повышения военной готовности как провоенную. Однако, вернувшись в Белый дом, Вильсон продолжил курс, ориентированный на поддержку Британии, который практически однозначно не позволял Америке поддерживать и без того чисто формальный нейтралитет.

Хотя никто не говорит о том, что вопрос вступления Украины в НАТО непосредственно сейчас связан с такими же серьезными последствиями как вступление США в то, что тогда называли “войной за окончание всех войн”, его значение как для Украины, так и для Соединенных Штатов не следует недооценивать. Хотя часто об этом говорят как о составной части “евроатлантической ориентации” Украины, НАТО представляет собой военный альянс, членство в котором не может быть отделено от фундаментального вопроса взаимоотношений крупных держав, способного в момент кризиса в будущем приобрести серьезные и непредвиденные масштабы. Соответственно, не только избиратели Украины, но и граждане других стран НАТО, включая Соединенные Штаты, имеют не только право, но и обязанность потребовать от политиков честно раскрыть свои намерения.

Выборы и СМИ на Украине

Украина является молодой и еще не устоявшейся демократией. Страна провела трое выборов, которые были объявлены “свободными и беспристрастными” международными организациями, такими как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Одни из них привели к президентской власти Виктора Ющенко (в декабре 2004 года), а на двух других победила Партия Регионов (в марте 2006 года и в сентябре 2007 года). Украина также имеет средства массовой информации, характеризующиеся плюрализмом взглядов и оживленностью дискуссий.

Эти два фактора - свободные выборы и плюрализм в СМИ – в определенной степени являются продвижением на пути построения элементов демократической структуры. Однако, это лишь часть столь важного для Украины пути. Для любой демократии принципиально важным является взаимодействие между избирателями (“гражданами”) и политиками - либо через политические партии, либо через должностных лиц органов государственной власти. По сути, в устоявшейся демократии данное взаимодействие является “контрактом” между представителями народа и избирателями. Важную роль в обеспечении такого взаимодействия играют гражданское общество и СМИ - ведь большинство избирателей никогда не видят своих политиков, кроме как через СМИ.

Принципиально важным элементом такого “контракта” между избирателями и политическими представителями является подотчетность избранных должностных лиц тем, кто избрал их на пост. Политики, как избранные в парламент, так и избранные в президенты страны, несут серьезную ответственность перед теми, кто их избрал, перед своей политической партией, и еще более важную обязанность соблюдения национальных интересов. Несомненно, прежде всего, это зависит от честности и порядочности отдельных людей, но выходит за рамки личной сферы в сферу гражданскую и социальную.

Без подотчетности и ответственности избранных должностных лиц демократии становятся фасадом или в политологической терминологии просто “электоральными демократиями”. То есть политики обращают внимание на избирателей лишь во время избирательных кампаний, игнорируя их между выборами. В “электоральных демократиях” программы партий и кандидатов в президенты забываются, как только они занимают должность. Политики, которые не видят необходимости в подотчетности избирателям, не интересуются мнением общества, отражающимся в опросах общественного мнения, и которые не боятся уголовного преследования в силу коррумпированности правовой системы, с презрением относятся к избирателям, циничны в своих действиях и не имеют заинтересованности в выполнении своих предвыборных обещаний.

Украинские политики и внешнеполитические программы

Расхождения между программами украинских политиков во время выборов и их реальными позициями наиболее очевидны в вопросах внешней политики и безопасности. Слишком часто кажется, что украинские политики не решаются быть полностью откровенным с избирателями, скрывая свои истинные намерения до того момента, пока они не придут к власти.

И самое главное, на протяжении почти двух десятилетий украинской независимости ни одна политическая партия или кандидат в президенты Украины в своей предвыборной платформе не провозглашали членство в НАТО своей целью (см. Приложение). Значит, те политики, которые начали поддерживать членство в НАТО после прихода к власти, делают это без каких-либо на то полномочий от своих избирателей.

На своем заседании в июне 2009 года проНАТОвская организация Гражданская лига “Украина-НАТО” выразила свое разочарование тем фактом, что украинские политики уходят от вопроса о НАТО из-за страха, что это может снизить их популярность. С учетом этого Лига планирует проанализировать программы всех кандидатов в президенты на выборах в январе 2010 года по вопросу членства в НАТО. Хотя позиция АИУ по вопросу присоединения Украины к НАТО отличается от позиции Гражданской Лиги, АИУ полностью соглашается с ее оценкой поведения политиков.

Кандидаты в президенты

Идя на второй срок на президентских выборах 1999 года, Леонид Кучма говорил, что он поддерживает внешнюю политику, которая является “проукраинской”. Кроме того, для Украины Кучма выступал за “внеблоковый статус и стабильные партнерские отношения со всеми демократическими странами мира”. НАТО не упоминается вообще, а вместо этого платформа, на которой переизбирался Кучма, предполагала поддержку “строительства эффективной системы европейской безопасности и приведение национального законодательства в соответствие с мировыми и европейскими стандартами . . . ”. Единственной страной, определенной как “стратегический партнер” Украины, являлась Россия. Соперники Кучмы на президентских выборах 1999 года выступали против вступления Украины в НАТО и в качестве своих намерений декларировали интеграцию с Россией и странами СНГ.

На президентских выборах 2004 года боролись два основных кандидата: Виктор Ющенко и Виктор Янукович. Во время кампании западные СМИ представляли первого как “прозападного”, а второго как “пророссийского.” Но ничто в их избирательных платформах применительно к НАТО не давало оснований для таких выводов, что, очевидно, определялось иными факторами. “Оранжевая” коалиция, которая пришла к власти в январе 2005 года после инаугурации В.Ющенко, и в марте 2006 года, когда три “оранжевые” политические силы (Наша Украина, Блок Юлии Тимошенко [БЮТ] и Социалистическая партия) сформировали правительство, никогда не была едина по вопросу членства в НАТО. Социалисты, которые поддержали В.Ющенко во втором и повторном втором турах выборов 2004 года, всегда выступали против членства в НАТО. БЮТ также проявлял относительное равнодушие и, как некоторые могут заметить, непостоянство по данному вопросу.

В программе В.Ющенко “Десять шагов навстречу людям”, которая была представлена в Центральную избирательную комиссию в июле 2004 года, внешняя политика и политика в сфере безопасности затрагивалась лишь в “Шаге 10” в самом конце списка. Его заголовок - “Осуществлять внешнюю политику в интересах украинского народа” - отражает идеологическую аморфность внешнеполитической программы В.Ющенко и в этом смысле напоминает программу Кучмы 1999 года с обещанием осуществлять “проукраинскую внешнюю политику”. (На самом деле, напрашивается вопрос: а почему вообще какой-либо из президентов Украины может осуществлять какую-либо иную внешнюю политику, кроме “проукраинской”.)

В программе В.Ющенко 2004 года ни НАТО, ни даже ЕС не упоминаются вообще в каком-либо контексте. Вместе этого В.Ющенко заявляет, что внешняя политика Украины будет “честной, прозрачной и последовательной, а также экономически выгодной.” Он указывает на важность иностранных инвестиций, необходимость выполнения для Украины международных обязанностей, и защиты при этом ее национальных интересов. Единственными странами, упоминавшимися в “Десяти Шагах” В.Ющенко и в его 14 проектах указов, опубликованных позднее осенью того же года, были Россия и Беларусь. “Проамериканский” кандидат в президенты не объявлял США “стратегическим партнером” Украины.

То, что В.Ющенко обошел вопрос НАТО в своей избирательной кампании 2004 года, способно привести лишь к одному выводу: после вступления в должность у него не было полномочий от избирателей на то, чтобы поднимать вопрос членства Украины в НАТО. Президент никогда не консультировался с избирателями Украины в период после выборов по вопросу того, согласны ли они на подобный сдвиг в сторону явной проНАТОвской позиции. Уровень общественной поддержки членства в НАТО оставался на Украине стабильным в период президентства В.Ющенко, не превышая 20-25% и не поднимаясь даже с учетом проНАТОвской политики В.Ющенко.

В избирательной программе В.Януковича 2004 года НАТО не упоминается, что не удивительно; однако, она идет дальше программы В.Ющенко, декларируя участие Украины в региональных и интеграционных процессах и “продвижение евроинтеграции Украины.” Его программа в части внешней политики немногим отличается от программы В.Ющенко, что опровергает заявления западных СМИ о том, что два основных кандидата были либо “прозападными”, либо “пророссийскими.” Оба кандидата указали Россию в качестве единственного “стратегического партнера” Украины.

В.Янукович был более честен в своей избирательной программе 2004 года, нежели В.Ющенко. Ведь еще в июле 2002 года Президент Кучма обозначил стратегию Украины по присоединению к НАТО, и она оставалась официальной политической линией в период с ноября 2002 по январь 2005 года, когда правительство возглавлял премьер-министр В.Янукович. По действовавшей на тот момент Конституции 1996 года правительство подчинялось президенту. Поэтому В.Янукович, в отличие от В.Ющенко, говорил об “евроинтеграции” Украины, при этом дипломатично избегая упоминания НАТО.

Политические партии и избирательные блоки: левоцентристы

В рамках парламентских выборов в марте 1998 года на Украине де факто начала существование многопартийная система. Левоцентристы шли на выборы в блоке “За Правду, За Народ, За Украину!”, в то время как Коммунистическая и Прогрессивно-социалистическая партии выступали самостоятельно. Три программы отличались друг от друга мало и делали акцент на близких отношениях с Россией, поддержке интеграции внутри СНГ и противодействие членству в НАТО.

Пропрезидентские центристские партии, такие как Народно-демократическая партия (НДП), традиционно поддерживали многовекторность внешней политики Украины. На выборах 1998 года НДП выступала за многовекторность, за поддержание хороших отношений с Россией и одновременно за участие в формирующейся системе коллективной безопасности в рамках НАТО. НДП обошла вопрос противоречия того, в какой степени один вектор (хорошие отношения с Россией) может быть несовместим с другим (членством в НАТО).

Украинское Народное Движение (Рух) вовсе не удосужилось упомянуть НАТО каким-либо образом. Вместо этого, Рух просто призвал к интеграции Украины в Европу. Рух стал одной из основных политических партий в составе блока В.Ющенко “Наша Украина”, созданного тремя годами позднее.

На выборах в марте 2002 года пропрезидентский избирательный блок “За Единую Украину” (“За ЕдУ”) объединил пять центристских партий, включая Партию Регионов. “За ЕдУ” определял Украину как “европейскую страну”, но никогда не упоминал ни НАТО, ни даже ЕС. И тем не менее, всего два месяца спустя после выборов Президент Кучма объявил о намерении Украины добиваться членства в НАТО, что было закреплено июльским указом, явившимся тем шагом во внешней политике, на совершение которого не было полномочий от украинских избирателей, которым в марте того же года была представлена программа блока “За ЕдУ” без упоминания о НАТО.

В программе блока “За ЕдУ” 2002 года выдвигалась идея об Украине как “центре региональной экономической интеграции”. Поскольку это уже стало привычной практикой, единственной страной, которая упоминалась в программе, была Россия, с которой Украина должна была развивать всесторонние отношения. Два года спустя, после террористических атак 11 сентября, в программе было поддержано украинское “участие в борьбе международной коалиции с терроризмом.” В 2003 году Президент Кучма и правительство “пророссийского” В.Януковича направило в Ирак третий по численности военный контингент в составе коалиционных сил во главе с США, который “прозападный” Президент Ющенко вывел два года спустя.

Другая пропрезидентская политическая сила на выборах 2002 года, Социал-демократическая партия Украины (СДПУ), указывала в качестве своих внешнеполитических целей укрепление суверенитета Украины и активное участие Украины в международных делах, в том числе присоединение к международным и европейским организациям. Россия особо указана у СДПУ как страна, с которой необходимо поддерживать хорошие отношения на основе равноправного партнерства и взаимовыгодных связей. СДПУ выступала за создание общеевропейской системы коллективной безопасности с участием стран Западной, Центральной и Восточной Европы и России.

Политические партии и избирательные блоки: Оппозиция

Платформы оппозиции на выборах 2002 года не отличались радикально в вопросах внешней политики и безопасности от заявленных блоками и партиями пропрезидентской ориентации. Ни одна из оппозиционных сил не упоминала о НАТО в своих избирательных программах.

“Наша Украина”, созданная В.Ющенко как избирательный блок десяти правоцентристских партий, впервые использовала термин “Десять Шагов”, который повторили два года спустя в программе президентской кампании В.Ющенко. Судя по идеологической позиции национально-демократических и националистических партий в составе “Нашей Украины”, они должны были бы выступить самой активной проНАТОвской политической силой на выборах 2002 года. Однако этого не случилось. На выборах 2002 года внешнеполитическая программа “Нашей Украины” была такой же обтекаемой, как и у других политических партий. В ней указывалось на необходимость “поддержки формирования новых региональных структур для обеспечения сотрудничества с нашими соседями”. Упоминалось членство во Всемирной Торговой Организации, но не в НАТО. Помимо этого в программе “Нашей Украины” говорилось лишь о необходимости принять “европейские экологические стандарты” и “обеспечить тесное сотрудничество с украинской диаспорой и сформировать в мире единую и влиятельную украинскую общину”.

В избирательной программе “Нашей Украины” в 2006 году также отсутствовало какое-либо упоминание о НАТО. В программе были определены такие приоритеты, как обеспечение соблюдения политических и экономических интересов украинского государства и поощрение иностранных инвестиций. “Наша Украина” обозначила цель внешней политики Украины как “интеграцию в европейские структуры” и получение статуса Ассоциированного Члена ЕС в “максимально короткий период времени”. В качестве цели также упоминается членство во Всемирной Торговой Организации, но не в НАТО.

Избирательная программа блока “Наша Украина-Народная Самооборона” на внеочередных выборах в сентябре 2007 года оказалась наиболее туманной из всех внешнеполитических платформ “Нашей Украины”. Эта программа была первой программой “Нашей Украины”, в которой вообще отсутствовал внешнеполитический раздел. Незначительное число внешнеполитических вопросов было включено в Раздел 3 (“Обеспечение конкурентоспособности Украины и защита частной собственности”). В программе 2007 года в качестве целей обозначены членство во Всемирной Торговой Организации, создание зоны свободной торговли и безвизовый режим с ЕС. В программе опять же вообще в какой-либо форме не упоминается НАТО.

Политические партии и избирательные блоки: БЮТ

На выборах 2002 года Блок Юлии Тимошенко (БЮТ) шел с туманной внешнеполитической программой, в которой говорилось, что БЮТ четко определит национальные интересы Украины и будет проводить внешнюю политику “в интересах собственной нации” на основе взаимоотношений с иностранными государствами, построенными на равенстве. БЮТ определил два стратегических актива Украины: “интеллект и информационные ресурсы нации” и предоставляемые Украиной “транзитные возможности”. БЮТ никогда не упоминал ни НАТО, ни даже ЕС.

Избирательные программы БЮТ 2006 и 2007 гг. немного отличаются в их идеологической аморфности. В 2006 году БЮТ вновь подчеркнул необходимость четко определить национальные интересы Украины: “Внешняя политика будет вестись во имя собственной нации на основе мирных, равных, взаимовыгодных экономических отношений со всеми государствами, с которыми Украина имеет взаимные интересы”. В избирательной программе БЮТ 2007 года данная фраза повторяется дословно.

Очевидно, БЮТ не стал серьезно задумываться над внешнеполитической программой и использовал одни и те же фразы на выборах 2006 и 2007 гг.. БЮТ, скорее всего, посчитал неважной разработку новой внешнеполитической программы, отражающей избрание якобы “прозападного” Президента Ющенко.

Без мандата, но все равно в НАТО

В январе 2008 года Президент Виктор Ющенко, Премьер-министр Юлия Тимошенко и Спикер Парламента Арсений Яценюк направили в адрес НАТО открытое письмо с просьбой рассмотреть План действий по членству (ПДЧ) для Украины на саммите в апреле 2008 года в Бухаресте. Избирательные программы Ющенко в 2004 году, БЮТ и Нашей Украины-Народной Самообороны (блока, от которого избирался А.Яценюк) 2007 года не содержат упоминания о НАТО и ни один из трех лидеров не может сколько-нибудь обоснованно утверждать, что у них есть мандат от избирателей на реализацию такой цели.

В Бухаресте Альянс заявил, что Украина (и Грузия) вступят в НАТО в какой-то неопределенный момент в будущем, но ПДЧ им предложен не был. На саммите в апреле 2009 года в Страсбурге-Келе не только не был предложен ПДЧ, но тема предполагаемого будущего вступления Украины (и Грузии) не поднималась вовсе . Тем не менее, нынешняя власть в Киеве продолжает действовать так, как будто на Украине принято решение в пользу НАТО, и у нее имеются полномочия на то, чтобы вести себя в отношениях с Брюсселем (и Вашингтоном) соответственно.

Например, в июне 2009 года представитель Министерства иностранных дел Василь Кирилич объявил, что НАТО положительно оценило проект годовой национальной программы Украины по сотрудничеству с Альянсом. Отметив, что НАТО обнародовало собственную оценку проекта документа во время заседания Комиссии НАТО-Украина в Брюсселе 15 июня, Кирилич заявил: “Имеются все основания говорить, что НАТО дало позитивную оценку проекту годовой национальной программы как инструмента подготовки Украины к вступлению в НАТО”. [курсив автора] Министерство иностранных дел далее указало, что программа является шагом вперед на пути к ПДЧ. При этом Кирилич не указал, откуда у правительства моральное и даже юридическое право на то, чтобы вообще вести речь о каком-либо “инструменте подготовки Украины к вступлению в НАТО”.

Значение Комиссии НАТО-Украина не стоит недооценивать. Должно быть абсолютно ясно, что она выполняет те же функции, что и ПДЧ. 7-й Годовой целевой план на 2009 год, подписанный как Комиссией, так и Президентом Ющенко, определяет цели и мероприятия в различных областях, включая “внутриполитические вопросы, внешнюю политику и политику в области безопасности, реформирование сферы обороны и безопасности, информирование общественности, экономические и правовые вопросы и информационную безопасность” [выделено автором]. Особо следует отметить такой компонент, как “информирование общественности”. Это направление, на котором Украина согласилась сосредоточить усилия на основании подписи Ющенко, изложено следующим образом в кратком резюме документа:

“Обеспечении финансирования и реализации Государственной Программы информирования общественности о евроатлантической интеграции Украины на 2008-2011 гг., имея целью эффективное и скоординированное распространение непредвзятой информации об Альянсе, повышение осведомленности населения о роли НАТО и его деятельности, а также усиление общественной поддержки евро-атлантическому курсу Украины”.

Было бы крайне наивно полагать, что указание на “евроатлантический курс” Украины в документе НАТО означает что-либо, кроме членства в НАТО. Также не следует думать, что “распространение непредвзятой информации” означает равную готовность распространять информацию, критикующую НАТО, наряду с положительными взглядами на НАТО. Каким образом можно совместить “усиление общественной поддержки” и “непредвзятость”?

Одним словом, это обязательство Президента Ющенко от имени Украины убедить граждан Украины в пользе членства в НАТО в ситуации, когда большинство из них не соглашаются с такой целью. Здесь возникает определенный парадокс: неужели граждане Украины в ходе референдума согласились на то, чтобы стать объектом пропаганды? Неужели депутаты Рады проголосовали за то, чтобы сделать свой электорат объектом проНАТОвской пропаганды? Как это соотносится с Пунктом 5, Статьи 85, Конституции Украины, по которому Рада имеет право определять принципы не только внутренней, но также и внешней политики?

Или другой пример: в декабре 2008 года бывший Государственный секретарь Кондолиза Райс и недавно ушедший в отставку Министр иностранных дел Владимир Огрызко подписали “Хартию о стратегическом партнерстве США и Украины.” В разделе “Сотрудничество в оборонной и военной сфере” указывается:

“Мы [т.е., США и Украина] планируем реализовать программу сотрудничества по повышению безопасности, призванную повысить украинский потенциал и укрепить позиции Украины как кандидата на членство в НАТО [, ] руководствуясь Декларацией Северо-атлантического Совета НАТО от 3 апреля 2008 года на Саммите в Бухаресте и Совместным заявлением Комиссии НАТО-Украина от 4 апреля 2008 года, которыми подтверждалось, что Украина станет членом НАТО.

Опять же сложно сказать, откуда взялись полномочия на принятие такого обязательства. Одно дело, когда некоторые представители исполнительной власти Украины выступают в пользу вступления в НАТО и говорят об этом как внутри страны, так и за рубежом. Но другое дело, когда они действуют так, как будто решение уже было принято и принимают от имени Украины множество обязательств во исполнение такого решения. Они приняли не только обязательство по присоединению Украины к НАТО, но и по внедрению набора механизмов, которые превратят Украину в члена НАТО во всем, кроме официального статуса. Более того, представляется, что они присвоили себе право манипулировать с этой целью общественным мнением на Украине.

“Решение” загадки можно найти в сделанных ранее в этом году высказываниях Председателя комитета Рады по европейской и евроатлантической интеграции, Председателя Руха и бывшего Министра иностранных дел Бориса Тарасюка, который заметил, что украинцы никогда не придут к согласию относительно поддержки вступления Украины в НАТО. По всей вероятности, он прав в своей оценке. Но, продолжал Тарасюк, это не должно служить препятствием на пути Украины в НАТО , поскольку то же самое было характерно для нескольких стран до их присоединения к НАТО, но в последующем результаты опросов резко скакнули вверх. Не стоит игнорировать тот факт, что Тарасюк может быть прав с точки зрения “реальной политики”. После того, как политика, которая не была поддержана мандатом избирателей, реализована тем или иным путем, население со временем может в конечном итоге принять ее постфактум.

Но назвать это “демократией” - это совсем иное дело. Поскольку НАТО не фигурировало как сколько-нибудь значимый вопрос на украинских выборах, и поскольку даже те, кто выступает за присоединение, обходили данную тему, иногда высказывается мнение, что вопрос снят с украинской повестки дня, особенно с учетом растущего противодействия со стороны Франции и Германии и отказа НАТО предоставить ПДЧ. Такой вывод является необоснованным, если судить хотя бы по перечисленным выше действиям.

Где же на украинских выборах представлена позиция “Нет НАТО”?

Партия Регионов вошла в парламент как независимая политическая сила лишь по результатам выборов 2006 года. Как и на выборах 2007 года Партия Регионов последовательно отстаивала внеблоковый статус Украины, и то, что Украина не может стать членом НАТО без одобрения народом на референдуме. В программе Партии Регионов говорится о том, что она придерживается “последовательной” внешней политики, ориентированной на защиту национальных интересов Украины. Точно так же, как В.Ющенко и “оранжевые” избирательные блоки, Партия Регионов указывает лишь одну страну (Россию) в качестве “стратегического партнера” Украины.

Программа Партии Регионов 2007 года проработана в своей внешнеполитической части существенно более детально, чем программы ее “оранжевых” оппонентов, поскольку в ней определена поддержка внеблокового статуса Украины. Партия Регионов выступает за продолжение многовекторной внешней политики времен Кучмы, в которой восточный и западный векторы являются равнозначными. В программе говорится, что Членство во Всемирной Торговой Организации и ЕС должны быть не целями сами по себе, а средством повышения жизненного уровня граждан Украины и развития национальной экономики. Программа предусматривает участие Украины в Едином Экономическом Пространстве СНГ в целях получения Украиной рынков для своих товаров в Евразии.

Хотя Партия Регионов и более ясна в своих целях и намерениях, она, тем не менее, по своему уходит от вопроса о НАТО. Если говорить более определенно, Партия Регионов дает возможность проНАТОвской стороне не занимать однозначно эту позицию, опуская в своей программе какой-либо четкий механизм, который позволил бы отвергнуть присоединение к НАТО на основе преобладающего неприятия избирателями. Это позволяет проНАТОвским партиям и политикам обходить политически неудобный вопрос, оставляя себе пространство для действий в случае положительного для них исхода выборов.

Говорить о необходимости референдума до принятия решения по НАТО - это не то же самое, что выступать против НАТО. Одно дело провести референдум, и совсем другое - проголосовать “против” по поставленному на нем вопросу. И совсем другое - предложить четкий механизм, посредством которого Украина примет не связанный с НАТО курс, например, политику нейтралитета, подобно Австрии, Финляндии и т.д. В открытой программе В.Януковича и Партии Регионов отсутствует именно такое убедительное и подробное разъяснение того, почему именно НАТО является неверным выбором для Украины - независимо от того, хочет или нет поднимать этот вопрос другая сторона. Подотчетность обществу не может быть улицей с односторонним движением.

НАТО как жизненно важный вопрос украинской политики

На основе приведенного выше обзора можно сделать пять значимых выводов.

Во-первых, украинские политики не подотчетны избирателям в период между выборами. Молодая демократия на Украине пока не эволюционировала до того уровня, при котором гражданское общество, избиратели, СМИ и судебная система обеспечивают подотчетность политиков. В свою очередь, украинские политики продолжают считать себя выше закона и не испытывают какого-либо давления для того, чтобы стать подотчетными избирателям.

Во-вторых, украинские кандидаты в Президенты, партии и блоки отводят очень мало места в своих программах вопросам внешней политики и политики в сфере безопасности. Преобладающим остается подход, унаследованный от бывшего СССР, согласно которому внешняя политика и политика в сфере безопасности являются прерогативой правящих элит и потому не требуют общественного обсуждения. Вопросы внешней политики и политики в сфере безопасности освещены очень аморфно и туманно, без какой-либо связи с реальностью. Шаги, которые необходимо предпринять для достижения продекларированных целей в сфере внешней политики и политики в сфере безопасности, в программах не раскрываются.

В-третьих, украинские политики и политические партии никогда не имели мандата от украинских избирателей на развитие сотрудничества с НАТО, и уж тем более на обращение о членстве, но все равно делают это по соглашению с НАТО, и особенно с американскими партнерами. НАТО никогда не упоминалось ни под каким видом в программах тех политических сил, которые традиционно именуются “прозападными” и “проНАТОвскими”: Руха, Нашей Украины, БЮТ и В.Ющенко. В.Ющенко никогда не упоминал НАТО (и даже ЕС) в какой-либо форме в своей программе 2004 года. Таким образом, самый проНАТОвский украинский политик за два десятилетия независимости страны пытался привести Украину к членству в НАТО без какого-либо мандата со стороны избирателей. Представляется невозможным определить, смог бы В.Ющенко стать Президентом, если бы он ясно обозначил, что выступает за членство в НАТО.

В-четвертых, политическая сила В.Ющенко - Наша Украина (на выборах 2002 г. и 2006 г.) и Наша Украина-Народная Самооборона (на выборах 2007 г.), никогда даже вскользь упоминала НАТО в какой-либо форме в какой-либо из трех своих программ. Это, вероятно, самый поразительный из пяти выводов, поскольку общепризнанным является то, что правоцентристские “национал-демократы”, которые традиционно настроены против России и собирают голоса, в основном, на Западной Украине, должны составлять костяк поддерживающих НАТО сил на Украине, но, как представляется, даже национал-демократы опасаются публично и ясно высказаться о своей поддержке членства в НАТО.

В-пятых, единственной политической силой за пределами левой части спектра, которая открыто заявила о своих намерениях по вопросу НАТО, является Партия Регионов. На выборах и 2006 г. и 2007 г. Партия Регионов декларировала однозначную позицию о необходимости проведения общенационального референдума на самом раннем этапе процесса присоединения Украины к НАТО. Если бы референдум проводился, украинцы проголосовали бы против членства в НАТО - поддержка членства в НАТО не увеличилась за время президентства В.Ющенко и остается на уровне 20-25 процентов. Тем не менее, В.Янукович и Партия Регионов по всей видимости не решаются воспользоваться преимуществом в общественном мнении и закрыть дверь в НАТО раз и навсегда. (В то же время последовательно отрицательная позиция украинских левых по отношению к членству в НАТО отличает Украину от других посткоммунистических государств Центральной и Восточной Европы, в которых бывшие коммунистические партии, как правило, превратившиеся в социал-демократические, выступали за членство в НАТО. В Украине нет личности, равнозначной лидеру посткоммунистов Польши и бывшему Президенту Александру Квасьневскому. Украинская умеренная левоцентристская Социалистическая партия и крайне левые Коммунистическая и Прогрессивно-социалистическая партии в равной степени выступают против членства в НАТО. При полном отсутствии поддержки идеи членства в НАТО на левом фланге и слабой поддержке в центре украинского политического спектра, именно правоцентристы должны были бы стать основной базой поддержки для такой политики. Тем не менее, как указывалось выше, национал-демократы никогда не включали вопрос членства в НАТО в свои избирательные программы).

Заключение и американский взгляд

Во имя чистоты процесса конституционного и демократического развития Украины, граждане должны настаивать на том, что до тех пор, пока проНАТОвски настроенные политики не будут вести свои кампании на основе платформ, отражающих их истинные намерения, у них не будет полномочий от избирателей на реализацию этой цели после прихода к власти. Это был бы важный шаг в сторону обеспечения подотчетности политиков избирателям и, как следствие, дальнейшему укреплению демократии на Украине.

Однако, провал в украинской политической системе в этом направлении имел место не только по вине сторонников НАТО, которым удалось уйти от ответственности за описанные в данном материале действия только потому, что у них была такая возможность. Вина за это лежит также и на инертных СМИ, которые, по всей видимости, не горят желанием решительно поднимать вопрос о расхождении слов с делами; и на противниках НАТО, которые и по сей день, похоже, довольствуются формальной, и при этом довольно вялой пропагандой анти-НАТОвских взглядов.

Поскольку АИУ является американской организацией, есть определенная заинтересованность в данном вопросе, но не потому, что за внутреннее политическое развитие Украины в основном отвечают Соединенные Штаты. Неспособность политической системы Украины обеспечить подотчетность своих политиков народу может привести к ситуации, когда Киев поставит США перед перспективой попытки втянуть Украину в НАТО недемократическими и юридически сомнительными средствами на подобии тех, которые мы наблюдали на протяжении последних нескольких лет. Тот факт, что большая часть политического истэблишмента в Вашингтоне такой исход может воспринять положительно (что будет, по мнению АИУ, весьма неблагоразумно), не уменьшает потенциальной опасности, угрожающей легитимным интересам Соединенных Штатов и, в итоге, благополучию Американского народа.

Приложение: Позиция украинских кандидатов в президенты, партий и блоков по вопросу НАТО

ВыборыНАТО в избирательных программахКандидаты, партии и блокиОтношение к членству в НАТО после выборов
1998Не упоминаетсяРухв пользу НАТО
2002Не упоминаетсяНаша Украина, БЮТНаша Украина - в пользу НАТО
2004Не упоминаетсяВиктор ЮщенкоТвердая поддержка НАТО
2006Не упоминаетсяНаша Украина, БЮТРешительная поддержка
2007Не упоминаетсяНаша Украина-Народная Самооборона, БЮТРешительная поддержка со стороны Нашей Украины-Народной Самообороны

1998 Рух платформы